Френдбук (FriendBook)

 

ВНИМАНИЕ! СОЦСЕТЬ ФРЕНДБУК ИЩЕТ ИНВЕСТОРОВ! С ПРЕДЛОЖЕНИЯМИ И ВОПРОСАМИ ОБРАЩАЙТЕСЬ К АДМИНИСТРАТОРУ: ADMINISTRATOR

 

 

 

Френдбук - это социальная сеть нового поколения с огромным потенциалом и возможностями! Жизнь человека-это ненаписанная книга, и именно заполняя страницы этой книги живет человек. А насколько интересна эта жизнь-вы можете сами рассказать здесь-заведя свою Книгу жизни. Теперь находить друзей станет легче и интересней, ведь на нашем сайте вы сможете полноценно общаться, а так же давать различные объявления. Зарабатывайте карму-ее вы потом сможете обменять на баллы, которые вам скоро очень пригодятся-за эти баллы вы сможете покупать товары, предоставляемые нашими партнерами. Данный сервис сейчас находится в стадии разработки. А для начала вы можете почитать Книги жизни персонажей из комедийного сериала Кухня! FriendBook в переводе означает книги друзей, так добро пожаловать в новый мир друзей и их книг жизни! Заполните свою книгу жизни прямо сейчас, для этого вам надо авторизоваться (можно без регистрации -через вашу соцсеть) или зарегистрироваться для этого нажмите: ВХОД или зарегистрируйтесь:    РЕГИСТРАЦИЯ 

Обязательно поделитесь с друзьями ссылкой на friendbook или на вашу страницу на Френдбуке:
 
Найти на сайте: параметры поиска
+99 RSS-лента RSS-лента

Повести, рассказы, сказки, и наблюдения из жизни

Автор Книги жизни: Юрий Казикян
3.
- Простите, - продолжая идти, Сергей вынул руки из карманов брюк. - Просто я только что вернулся из мест, где привык отвечать ударом на удар, колкостью на колкость.

- Ничего. – Женщина с интересом посмотрела на него. – Гриша много рассказывал о вас, но я представляла вас совсем другим.

- А я и был другим, но после ранения все, кто меня знал, в один голос утверждают, что я изменился. – Сергей шёл, нахмурив брови.

- Вы были ранены? – невольно вздрогнула женщина.

- Это дурацкая история, я не люблю вспоминать о ней.

- Вы в «Орион» идёте? – тут же поменяла тему женщина. – Я тоже, провожу вас.

Сергей взял её под руку, и они вдвоём скорым шагом вошли в здание,
спустились в подвал по широкой мраморной лестнице, и оказались в огромном полутёмном зале.

Громко играла музыка. Темноту то и дело пронзали яркие блики юпитеров. В разноцветных сумерках можно было разглядеть множество столов, и сидящих за ними людей. Взгляды всех были обращены туда, где сходились лучи трёх мощных прожекторов, освещая боксёрский ринг. Сергей и его спутница шли между столиками, мимо разгорячённой публики, мимо плывших им навстречу официантов с подносами. Какой-то человек в смокинге приблизился к ним, казалось он возник из окружающей темноты.

- Виктория Николаевна, вас уже ждут, - произнес он.

- Спасибо, Павел, мы уже идём, - не останавливаясь, отозвалась женщина.

Они подошли к столику, скрытому от остальных густыми побегами вьющихся растений, свисающих откуда-то с потолка. Отсюда можно было наблюдать за всем залом, оставаясь незамеченным.

За столиком уже сидела небольшая компания, пустовало только два места. Сергей отодвинул стул, помогая сесть женщине, и лишь после этого сел сам.

- Вижу, вы с Викой уже познакомились! – приветствовал их Григорий, сидевший во главе стола. – Господа, позвольте представить вам своего давнего друга, с которым я был разлучён на целых шесть лет! Прошу любить и жаловать, Сергей Михайлович Жуков, двадцати четырёх лет от роду! В детстве мы называли его Жуком. Знакомься, Серый, здесь весь совет директоров «Диаманта».

Григорий принялся по очереди представлять всех Сергею:

- Рядом со мной Валерия Семёновна Гольцова, огонь, а не девушка, ведёт бухгалтерию отеля, наши финансы в её надёжных руках.

- Зовите меня просто Лерой, мы в узком кругу обращаемся друг к другу по именам. – Глаза Валерии холодно блеснули за стёклами очков, а её улыбка показалась Сергею натянутой.

- Рядом с Лерочкой сидит её отец, Семён Васильевич. Он заведует кадрами.

- Рад познакомиться, - выдавил из себя Гольцов, мужчина лет пятидесяти с залысинами и выдающимися скулами.

- Следующий Пётр Петрович Шмидт, следит за тем, чтоб нашим посетителям не было скучно. Именно он и является организатором сегодняшних состязаний.

Улыбка Петра Петровича, прятавшаяся в густой бороде, была тёплой и дружелюбной. Он кивнул Сергею в знак приветствия, с интересом присматриваясь к нему.

- Борисов Фёдор Трофимович, ни за что не отвечает, но суёт свой нос во всё, - представил Григорий гладко выбритого, совершенно лысого человека неопределённого возраста с заострёнными чертами лица.

- И, конечно же, Светлова Виктория Николаевна, с которой ты, не знаю как, успел познакомиться.

- Не скрою, - улыбнулась Вика. – Я пошла за Сергеем, увидев, что он прошёл на служебную территорию. Мне сообщила администратор, что он и есть твой друг детства, вернувшийся из армии, но если бы он не оказался излишне любопытным, я бы не пошла за ним. Так вот, когда я вошла туда, я увидела, что твои быки, Гриша, готовы были разорвать Сергея.

Брови Григория поползли вверх.

- На самом деле это я еле сдерживался от того, чтобы не поломать их, - вставил Сергей. – Это не быки, это бараны.

- Прости, Серый, это больше не повторится, они не знали, кто ты такой.

- Я уверен в том, что такое больше не повторится, - в полголоса произнёс Сергей.

- Гриша коротко охарактеризовал всех, кроме себя. – Фёдор Трофимович вертел в руках вилку. – Сам он является главой нашей компании, и отвечает за охрану. Вместо безвременно почившего Васи Стрельцова.

- А что случилось со Стрельцовым? – полюбопытствовал Сергей.

- Тёмная история, - вздохнул Григорий. – Вася был начальником охраны. Однажды он не вышел на работу, а вечером его нашли в его собственной квартире с разорванным горлом. По всей квартире были пятна крови, в ней отпечатались следы крупной собаки.

- Ничего себе! – выдохнул Сергей. – И что дальше?

- А ничего. – Валерия пожала плечами. – Следствие почему-то заглохло, так ни до чего не докопавшись.

«Это потому, что Гриша, а может быть, и ещё кто-то умело вставлял следствию палки в колёса» - подумал Сергей.

Фёдор Трофимович нарушил воцарившуюся было тишину:

- Господа, обратите внимание на ринг. Сегодня должен быть интересный бой.

На ринге в это время под медленную музыку танцевали две пары. Танцоры то и дело обменивались своими партнёршами. Танец выглядел эффектным из-за того, что состоял из акробатических элементов. Танцующие пары, выделывая замысловатые па, то изящно прогибались, то высоко подпрыгивали, красиво приземляясь.

Но вот музыка смолкла, и танцоров сменил человек в костюме с микрофоном в руке

- А теперь, дамы и господа, - громко провозгласил он, – наконец-то начнётся то, ради чего мы все сегодня собрались здесь. Вчера мы наблюдали за ходом полуфинала, сегодня же нас ожидает финальный бой чемпионата области по боям без правил! Лучшие бойцы сражались за приз, выставленный «Диамантом». А приз, согласитесь, стоит того, чтобы побороться за него. Ведь приз – это полностью меблированная трёхкомнатная квартира!

В зале раздались аплодисменты. Когда они стихли, конферансье продолжил:

- Как вы все прекрасно помните, пятнадцать бойцов сражались друг с другом. И вот, их осталось двое! Гладиатор и Зевс! Вот он, Гладиатор! – последние слова конферансье прокричал. – Встречайте!

Послышались приветственные крики, хлопки. Кто-то пронзительно засвистел. Под аплодисменты на ринг выскочил огромный детина. Всё его одеяние составляли спортивные кроссовки и ярко-красные шорты. Детина принялся подпрыгивать на месте, энергично размахивая волосатыми руками.

- Что вы можете сказать перед боем? – обратился к нему конферансье.

- Я ничего не скажу, я просто порву этого Зевса! Советую ему сдаться без боя! – прокричал в микрофон Гладиатор.

Снова раздались аплодисменты.

- А теперь встречайте Зевса! – голос конферансье потонул в восторженных выкриках, зал буквально взорвался громовыми аплодисментами. На ринг медленно и величаво ступил Зевс, облачённый в синие шорты. Он был не на много ниже Гладиатора, но не уступал тому в мускулатуре. Длинные, вьющиеся волосы прикрывали узкий лоб. Зал явно симпатизировал ему больше, чем Гладиатору.

Конферансье, дождавшись, пока смолкнут аплодисменты, вновь поднёс микрофон ему:

- А что скажете вы? Зал, как мне кажется, больше болеет за вас, чем за вашего противника.

Зал вновь взорвался аплодисментами.

- Я скажу вот что. Я давно ждал этого момента, и собираюсь сделать Гладиатора инвалидом. – В подтверждение своих слов Зевс взмахнул огромным кулаком.

- Не стану мучить вас, господа, оттягивая начало боя! – вскричал конферансье, спешно покидая пределы ринга. – Итак, Зевс против Гладиатора!

Противники принялись осторожно кружить друг против друга, изредка обмениваясь ничего не значащими ударами. Зрители криками подбадривали бойцов, побуждая их к более активным действиям, но бойцы не спешили, ожидая пока откроется противник.

- Так они будут до завтрашнего вечера топтаться, - скучающе произнёс Сергей, разливая по бокалам шампанское. – Я любого из них смог бы нокаутировать самое большее через пять минут после начала боя.

- А вы хвастун, Сергей, - произнесла Валерия, пригубив шампанское. – Это сильнейшие бойцы области.

- Это бойцы? – изумился Сергей. – Это быки. Да, они сильны, но настолько же глупы. А чтоб не казаться хвастуном в ваших глазах, я заявляю, что готов драться с победителем. Это можно устроить, Гриша?

- Конечно можно, - взглянул на него Григорий. – Но не нужно. Я не хочу навещать тебя в больнице.

- Навещать придётся не меня, а моего противника. – Сергей продолжал настаивать. – Увидишь, я справлюсь с любым из них.

- Я помню, в детстве ты был грозой нашего района, - покачал головой Григорий. – Но, поверь мне на слово, ни этого, ни твоей службы в армии недостаточно для того, чтобы победить кого-то из этих монстров. Это профессионалы, Жук, пойми.

- А я считаю, что раз уж Сергей решился, то ему нужно выйти на ринг, - поддержал Сергея Пётр Петрович. – Иначе, он действительно будет в наших глазах хвастуном. Ещё хочу сказать, что если вы, Сергей, всё же победите, то приз – квартира – достанется вам.

- Глядите-ка, - воскликнул Семён Васильевич. – На ринге что-то происходит.

Действительно, противники уже вовсю колошматили друг друга. Зрители кричали, подбадривая их. Большая часть зала симпатизировала Зевсу, но это ему не помогло. Он пропустил прямой удар в лицо, кровь брызнула из разбитого носа. Гладиатор осыпал Зевса мощными ударами. Обманным движением он заставил Зевса прикрыть руками лицо, и ударил ногой в пах. Зевс согнулся пополам, не давая ему опомниться, Гладиатор разбил ему лицо коленом. Зевс упал, и уже не защищался.
На ринг выскочил конферансье, и остановил бой. Его помощники с трудом уволокли Зевса, находящегося в полубессознательном состоянии.

Разгорячённый Гладиатор с довольным видом подпрыгивал, улыбаясь публике.

Конферансье поднял его руку вверх:

- Дамы и господа! Перед вами абсолютный победитель наших состязаний! Гладиатор!

Послышались жидкие аплодисменты, зрителям явно не понравился исход боя.

- Ну, я пошёл, - произнёс Сергей, вставая из-за стола.

- Я буду болеть за вас, - пожала ему руку Вика.

- Зря ты затеял это, друг… - начал, было, Григорий, но замолчал, видя, что

Сергей, не слушая его, идёт к рингу.

Лишь только он оказался на ринге, конферансье сразу же подскочил к нему:

- Вы что-то хотели?

- Да. – Уверенный голос Сергея раскатился по всему залу. – Я хочу вызвать победителя на поединок.

В зале воцарилась мёртвая тишина.

- Не понял, - проговорил потрясённый конферансье.

- Я считаю, что этот ваш победитель просто слабак по сравнению со мной, и хочу доказать это. Понимая, что меня могут обвинить в хвастовстве, хочу вызвать Гладиатора на бой. Ты согласен принять вызов? – посмотрел на Гладиатора Сергей.

- Что вы ответите человеку, бросившему вам такой вызов? – спросил конферансье, оправившись от изумления.

- Что я отвечу? А вот что! – с силой оттолкнув его, Гладиатор бросился на Сергея.

Сергей легко увернулся, и когда не успевший остановиться Гладиатор проносился мимо него, проводил его мощным ударом пятки в поясницу.

Гладиатор рухнул лицом на мат, и остался лежать без движения.

- Боже мой, - только и сумел выговорить конферансье.

- Я понимаю, что было нечестно ударять его ногой, обутой в тяжёлый башмак, - как ни в чём не бывало, продолжил Сергей. – Когда он очнётся, и отдохнёт, я готов продолжить бой на равных условиях.

Гладиатор начал приходить в себя. На ринг выскочили два здоровяка, с трудом поставили его на ноги, и увели.

Конферансье вновь завладел вниманием зала:

- Что же, неожиданный поворот, не так ли, дамы и господа? Неожиданный, но вполне допустимый, ведь по правилам наших соревнований, в битве за суперприз «Диаманта» может принять участие любой желающий. Выходит так, что через два часа мы с вами увидим ещё один бой между нашим победителем и неожиданно появившимся смельчаком, бросившим ему нахальный вызов! Итак, через два часа состоится ещё один бой, уважаемые дамы и господа! Думаю, к этому времени мои помощники сумеют привести Гладиатора в чувство. – Конферансье опустил микрофон, и посмотрел на Сергея: - Прошу вас следовать за мной.
2.
- Лидочка, - обратился Григорий к полной даме, сидящей за стойкой администратора. – Отдайте распоряжение, пусть срочно подготовят пятисотый номер для Сергея Михайловича.

- Хорошо, Григорий Петрович, - ответила дама, беря трубку телефона, а друзья проследовали в лифт, и поднялись на седьмой, самый верхний этаж. Пятисотый номер поразил Сергея роскошью.

- Ну, и ну! – в который раз произнёс он. – Неужели всё это себя окупает?! Здесь же не курорт.

- Конечно, полностью заполненной гостиница не бывает никогда, -
охотно пояснил Гаврилов. – Но, поверь, мы не бедствуем. Круглый год гостиница заполнена хотя бы на половину, а это уже хорошо, при наших-то ценах! Зимой и летом мы предлагаем весёлое времяпровождение, и у нас останавливаются не только приезжие, но и местная, так сказать, элита. Наше заведение пользуется известностью и успехом во всей области! Ну, ладно, Жук, ты отдыхай пока, - увидев зевок Сергея, прервал сам себя Григорий. – А там будет видно, что с тобой делать.

- Спасибо тебе! – только и сумел выговорить растроганный Сергей.

- Да брось ты, - прервал его излияния Гаврилов. – Надо помогать друзьям. Отдыхай, давай.

С этими словами он оставил Сергея одного, спустился в холл, отдал кое-какие распоряжения, и уехал.

А Сергей, приняв душ, растянулся на огромной кровати, и предался размышлениям. У него было много вопросов, на которые срочно требовалось найти ответы. От этого зависели жизни многих ни в чём не повинных людей.

Незаметно для себя он уснул…

Сергею снилась тюрьма, в которой томился молодой, но уже очень опасный преступник. Во сне он, как тигр, бросался на каменные стены и прутья решётки, пытаясь вырваться на волю. Вырваться, чтобы продолжить творить зло всем тем, кого считал виновными в своих несчастьях…

Проснулся Сергей отдохнувшим и посвежевшим. Бросил взгляд на большие настенные часы, они показывали половину седьмого вечера. Парень ещё немного понежился в постели, затем откинул одеяло, вскочил с постели, бросился, как был, в одних трусах на пол, и принялся отжиматься.

Как следует, размявшись, Сергей снова принял душ, побрился, накинув халат, подошёл к окну.

В дверь негромко постучали.

- Сергей Михайлович, вы не спите? К вам можно? – донеслось из коридора.

- Да, да, заходите, - пригласил Сергей. – Я уже проснулся.

В номер вошла горничная, женщина средних лет.

- Вы есть хотите? – спросила она. – Я стучала к вам, но вы не отзывались, и я решила, что вы спите, не хотела тревожить вас.

- Я только что проснулся, и, кажется, слона готов съесть!

- Что вам принести? – спросила горничная. – Только не очень наедайтесь, в девять часов Григорий Петрович попросил вас быть в «Орионе».

- А что это такое? – поинтересовался Сергей. – Где?

- «Орион», это элитный ночной клуб в подвале гостиницы, - объяснила женщина. – Каждый вечер в девять часов в «Орионе» начинается представление и длится до пяти утра. Каждый раз там проводятся разные представления, и каждую ночь зал переполнен.

- Значит, он пользуется в округе популярностью?

- Огромной, - кивнула женщина. – Уже несколько ночей подряд там идёт чемпионат области по боям без правил. Сегодня должен определиться победитель, который получит от «Диаманта» квартиру. Григорий Петрович сказал, что вам будет интересно. Я распоряжусь, сейчас принесут ужин, затем вам подберут одежду.

- Мне как-то неловко чувствовать себя в центре внимания, - сознался Сергей.

- Привыкайте, - улыбнулась горничная. – Так распорядился Григорий Петрович, а его слово здесь закон. Он привык, чтоб его указания выполнялись неукоснительно. Так что вам принести?

- Что принесут, то и поем, - пожал широкими плечами Сергей. – Я непривередлив.

- Да, Григорий Петрович говорил, что вы вернулись из армии, а там проблемы с выбором блюд. Яичницу будете? С колбаской.

- Буду, - кивнул Сергей, и, увидев, что горничная собирается уходить, спросил:
-А скажите, пожалуйста, Григорий Петрович единственный, кто здесь распоряжается?

- Нет, он лишь совладелец, хотя вложил в гостиницу больше остальных.

Горничная покинула номер, тихонько прикрыв за собой дверь.

«Значит, так и есть, Гаврилов является ключевой фигурой, - думал Сергей, сев в кресло. – С ним всё ясно, надо пощупать остальных совладельцев. Неужели, они все такие же, как он? Неужели все замешаны в этом грязном бизнесе? Если так, то их судьба решена».

Его размышления прервал официант, постучавший перед тем, как войти. Перед собой он катил небольших размеров столик-тележку, накрытую скатертью, и заставленную блюдами.

Сергей быстро расправился с салатами и дымящейся яичницей, официант протянул руку к бутылке водки, но Сергей жестом остановил его:

- Не надо, я не люблю спиртное.

- Извините, - произнёс официант, отставляя бутылку. – Григорий Петрович говорил, что вы любите иногда побаловаться водочкой.

- Это было раньше. В последнее время я изменил свои привычки.

Когда с едой было покончено, официант подкатил тележку к двери и спросил, обернувшись:

- Сергей Михайлович, одежду уже можно нести?

- Да, конечно, - в нетерпении ответил Сергей. – Я хочу выйти из номера.

Через пять минут после ухода официанта в дверь снова постучали.

- Войдите, - разрешил Сергей.

В дверях возник сухонький старичок с бородкой клинышком.

- Валентин Иванович, - с порога представился он, кладя на кровать большой пакет. Второй пакет меньших размеров он оставил у двери.

- Мне поручено подобрать вам одежду. Не зная вашего размера, я всё же взял на себя смелость захватить парочку костюмов. Вот, примерьте, - бормотал старичок, доставая чёрный строгий пиджак. – Мне сказали, что вы огромного роста, руководствуясь этим, думаю, что я не ошибся с размером.

Сергей примерил рубашку, брюки, завязал галстук.

- Я действительно не ошибся. – Стоя сзади, старичок помог ему надеть пиджак. Это ваш размер.

Сергей критически осмотрел себя в зеркало, а старичок уже подавал ему из другого пакета туфли.

- Жалобы есть, молодой человек? – отошёл он назад, любуясь своей работой.

- Нет жалоб, Валентин Иванович, спасибо вам, - поблагодарил Сергей. – Вы прямо волшебник! Не видя человека, так точно подобрали размер.

- Это моя работа, - польщено улыбнулся старичок. – Считаю свою миссию выполненной. Разрешите откланяться.

Забрав пакеты, он исчез так же, как и появился. Следом за ним Сергей спустился в холл гостиницы.

- Появится Григорий Петрович, передайте ему, что в девять часов я буду в «Орионе», - попросил он женщину-администратора.

- Хорошо, Сергей Михайлович, - пообещала та.

Сергей вышел из здания гостиницы, и постоял, раздумывая, в какую сторону пойти.

Ворота комплекса были распахнуты, посетители уже начали съезжаться. Автомобили проезжали на просторную автостоянку, останавливались, из них выходили разодетые люди. Здесь можно было видеть и юношей, пришедших на дискотеку со своими подружками, и солидные семейные пары, приехавшие проиграть в подпольном казино солидную сумму денег, и одиноких женщин и мужчин, желающих развлечься.

Сергей задумчиво пошёл по аллее, пиная ногами мелкие камешки, попадавшиеся на пути. Пройдя в конец аллеи, он оказался перед ещё одними, небольшими, воротами, ведущими в служебные помещения гостиницы. Остановившись у массивной калитки, Сергей прочитал надпись на воротах: «Посторонним вход воспрещён». Он оглянулся по сторонам, потянул на себя калитку, и вошёл.

За воротами находился небольшой дворик с рядом гаражей, в которых можно было видеть стоявшие на ремонте машины и мотоциклы. В дальнем углу дворика беседовали несколько мужчин. Трое были одеты в одинаковые чёрные брюки и майки с короткими рукавами, остальные четверо щеголяли в рабочих комбинезонах с перепачканными машинным маслом руками.

На скрип отворяемой двери все одновременно обернулись, один мужчина тут же направился к Сергею.

- Сюда нельзя, уважаемый! Вы что, читать не умеете? – Охранник был полон решимости выдворить непрошенного гостя.

- Умею я читать, - заверил его Сергей. – Решил зайти, посмотреть, что здесь есть.

От вызывающего тона этого великана мужчина слегка опешил, и Сергей, не останавливаясь, прошёл мимо. Но тяжёлая рука легла ему сзади на плечо:

- Уважаемый, вы должны покинуть производственные помещения!

Сергей остановился, и процедил, повернув голову:

- Я никому ничего не должен, а если ты не уберёшь руку, я тебе сломаю её.

К ним начали проявлять интерес остальные. Подошёл ещё один охранник.

- Кто вы? – сдвинув брови, грозно спросил он. – Сюда нельзя входить посетителям!

- Я Жук, - представился Сергей. – Может быть, ты умнее своего товарища? Скажи ему, пусть не рискует, отпустит меня.

Повелительный тон, каким он говорил, не произвёл на охранников никакого эффекта.

- Вы должны уйти отсюда! – повторил стоящий за спиной Сергея. – Иначе…

- Смеешь угрожать? – разозлился Сергей. – Один парень тоже угрожал мне, и попал в реанимацию. Хочешь составить ему компанию? Вдвоём вам будет нескучно там.

Стоявший сзади замахнулся, но Сергей почувствовал это и сам ударил его локтем в солнечное сплетение. Охранник тут же согнулся пополам от боли. Второй охранник бросился на Сергея, но тот мгновенно ушёл с линии атаки, и охранник налетел на своего незадачливого коллегу, пытавшегося наладить сбившееся дыхание. Оба неуклюже повалились на землю.

В грязных руках автомехаников появились монтировки.

- Держись, козёл! – рявкнул один, кидаясь вперёд. В следующий миг его монтировка отлетела в сторону, а сам он мешком рухнул на землю. Остальные бросились на Сергея одновременно.

- Хватит! Прекратите сейчас же! – раздался женский крик.

Все замерли, обернувшись на голос. В распахнутой настежь калитке стояла стройная молодая женщина в вечернем платье. На вид ей было около двадцати с хвостиком. Светлые волосы длинными прядями ниспадали на её обнажённые плечи. Большие зелёные глаза смотрели строго, и, казалось, метали искры. Сергей против своей воли откровенно залюбовался притягательной внешностью незнакомки.

- Виктория Николаевна, - очнулся один из охранников. – Этот гражданин ворвался сюда, и затеял драку, мы собирались выгнать его.

Женщина подошла к Сергею, оглядела поднимающихся с земли двух охранников, и указала тоненьким пальцем на механика, не подававшего никаких признаков жизни:

- Что с ним? Жить будет?

- Будет, - отозвался Сергей. – Очухается через несколько минут.

Женщина перевела взгляд на охранников:

- Это Жуков Сергей Михайлович, друг Григория Петровича.

Стало тихо. Видно было, как мгновенно побелели лица мужчин.

- Упс! – произнёс один.

- Чёрт, - выругался другой.

- Виктория Николаевна, мы же не знали, - начал оправдываться третий.

- Никто бы его и пальцем не тронул, если бы мы знали, - хором поддержали его остальные.

- Что будем делать, Сергей Михайлович? – повернулась к Сергею женщина. – Согласны вы не говорить ничего Григорию Петровичу?

Сергей обвёл взглядом перепуганные лица, обращённые к нему, и засунул руки в карманы.

- Который сейчас час? – ни к кому не обращаясь, спросил он.

- Без четырёх минут девять, - ответила женщина, посмотрев на маленькие часики, обвивающие её запястье.

- Конечно же, я ничего не скажу Григорию Петровичу, - сказал Сергей, и двинулся к выходу со двора.

- Подождите! – услышал он её голос. – Я с вами!

- Вы неблагодарный человек, Сергей Михайлович. Могли бы, и поблагодарить, - начала она отчитывать его, поравнявшись.

- Даже не подозреваю, за что именно я должен благодарить вас, Виктория Николаевна. Если за то, что вы якобы спасли меня, то хочу вас заверить, что не они меня, а я собирался проучить их.

- А вы ещё и самоуверенный нахал, - улыбнулась она.
1.
За окнами вагона стремительно убегали вдаль зелёные луга, сменяясь цветущими садами. Июнь уже готовился вступить в свои права и, не смотря на то, что пока ещё только начался май, всем уже было ясно, что лето в этом году будет особенно жарким.

Проводница, молодая девушка, постучав, приоткрыла дверь купе:

- Через пятнадцать минут ваша станция.

- Спасибо, - поблагодарил её огромного роста парень в военной форме со знаками старшего сержанта на плечах.

- Домой едете? – с тёплой улыбкой спросила проводница.

- Да, наконец-то демобилизовался, - ответил солдат, и стал собираться.

Поезд уже вошёл в черту города, показались первые здания Марьинска.
Проводница пошла по вагону, предупреждая остальных немногочисленных пассажиров вагона, и на какое-то время забыла о старшем сержанте. Когда вагоны окончательно встали на перроне вокзала, она вновь увидела его, он прошёл мимо неё, большой и сильный, держа в руке чемодан. Ей вдруг почему-то захотелось окликнуть его, попросить не уходить, и она, устыдившись этого неосознанного порыва, сказала:

- Удачи вам, сержант!

Здоровяк обернулся, улыбнувшись ей белозубой улыбкой, и пробасил:

- Спасибо, думаю, удача мне не помешает!

У него были приятные черты лица, широкий лоб, карие глаза, весело смотрящие из-под бровей вразлёт. Солдат провёл широкой ладонью по тёмным, коротко стриженым волосам, и ступил на перрон, залитый утренним светом.

Диктор повторял объявление о прибытии поезда Воркута—Москва. Толпа встречающих, смешавшись с только что приезжими, мигом заполонила перрон. Солдат, уверенно вклинившись в неё, направился от головы поезда к хвосту с видом только что приехавшего человека, озираясь по сторонам. В стороне он заметил молодого человека в лёгком чёрном плаще, который, стоя на месте, крутил головой, ища кого-то глазами. Солдат прошёл мимо, нужно было, чтобы человек в плаще первым заговорил с ним. Пройдя ещё несколько шагов, он услышал окрик, раздавшийся сзади:

- Серый! Жук! Ты ли это?!

- Я! – произнёс он, оборачиваясь на голос, как будто только что заметил говорившего, и показал в широкой улыбке два ряда
белоснежных зубов. – Золотой! Странно, что не я первым тебя заметил!

Действительно, человека в плаще трудно было не заметить в толпе. Его голову венчала густая шевелюра ярко-рыжего цвета. Именно из-за цвета волос он и получил прозвище «Золотой», крепко приставшее к нему ещё в детстве.

Молодые мужчины крепко обнялись.

- Дай взглянуть на тебя, Жук! – воскликнул Григорий, отстраняясь. – Тебя совсем не узнать! Вон, какой стал!

- Да, уж, - мгновенно помрачнев, скривился Сергей. – Мне повезло, что я вообще жив остался.

- Да я не об этом! – перебил его Григорий, не переставая улыбаться. – Такой ты даже ещё красивее! Честно! Я имею в виду, ты стал выше, сильнее. В детстве, помню, и так был немаленьким, а теперь… А теперь ты вообще стал монстром! Годзилла ты ходячая, Серёга! Голоден, Жук?

- Честно говоря, не отказался бы перекусить, - сознался Сергей. – Умираю с голоду.

- Тогда пойдём, перекусим, а потом поедем, - предложил Григорий.

В привокзальном буфете, запивая пепси-колой, бутерброд с икрой, Григорий попросил:

- Расскажи о себе, Жук. Ведь не шутка, шесть лет не виделись! Я почти ничего о тебе не знаю, ты ж не писал.

Сергей ел бутерброд с колбасой.

- Нечего рассказывать, - пробубнил он с набитым ртом. – Мы же с тобой одногодки, должны были вместе уйти в армию, но тебя отец отмазал, а я попал в Читинскую область. Там военных частей – как собак не резаных. Отбарабанил срочку в десанте, и остался там же по контракту ещё на пару сроков.

- А почему? – Григорий был удивлён. – Неужели настолько понравилось? Я знаю немногих, кто остался в армии контрактником.

- Да, нет, не понравилось, просто не хотелось к отцу-алкаголику возвращаться, - погрустнел Сергей. – Я бы и на третий срок остался, если бы меня из танка не подбили.

- Это как? – поперхнулся Григорий.

- Очень просто, - улыбнулся произведённому эффекту Сергей. – Проводились учения, мы выехали на танковый полигон, и я по недосмотру кого-то из командования оказался на линии огня. Снаряд разорвался рядом со мной, и я здорово обгорел. Чтобы спасти меня, врачам пришлось сделать мне пластическую операцию, и в итоге я поменял лицо.

- Ни хрена себе! – поразился Григорий. – Не часто можно услышать такое!

- Мне повезло, что я остался жив. Целый год валялся в госпиталях, мною занимались лучшие врачи. И вот результат. – Сергей перестал жевать. – Даже шрамов не осталось, настолько хорошо всё срослось. Но с армией пришлось расстаться.

- Ничего себе история! – Григорий передёрнул плечами. – Подкрепился немного? Поехали.

- А куда поедем? – поинтересовался Сергей, когда они оказались на привокзальной площади.

- А куда хочешь, туда и поедем, - в тон ему отозвался Григорий. – Хочешь, я тебя домой подкину? Ты же только с поезда, устал, наверное.

- Устал, конечно. Но домой не хочу, там отец, - нахмурил брови Сергей.

- Да уж. – Рыжий немного помолчал, затем предложил: - Тогда поедем ко мне в гостиницу.

- Куда, куда?! – казалось, удивлению Сергея не было предела. – Я не ослышался? Ты сказал, «ко мне в гостиницу»?

- Ты не ослышался, дружище! – Горделиво улыбнувшись, Григорий упёр руки в бока. – Перед тобой молодой, но довольно удачливый бизнесмен Григорий Гаврилов! Шесть лет очень большой срок, Серый. За то время, что ты провёл в обнимку с автоматом, я неплохо раскрутился. Не скрою, мне помог отец с начальным капиталом. Зато я уже рассчитался со всеми долгами, и сейчас у меня есть небольшой гостиничный комплекс.

- Красавчик! – восхитился Сергей, хлопая Золотого по плечу. – А на чём мы поедем? Не на автобусе же?

- Обижаешь, Жучище. Мы поедем вон на том «Мерседесе». - Григорий указал на чёрную, блестящую свежей краской машину, стоявшую поблизости. Около автомобиля, замерев, стоял мужчина в строгом костюме.

- Ну, двинулись. – Легонько подтолкнув Сергея, Григорий направился к иномарке.
Человек в костюме оживился при их появлении. Распахнув заднюю дверцу машины, он дождался, пока друзья устроятся в салоне, затем захлопнул дверцу, сел за руль, и завёл двигатель.

- Куда прикажете ехать, Григорий Петрович? – вежливо поинтересовался он.

- В «Диамант», – был ответ.

«Мерседес» мягко тронулся с места. Когда он свернул с главной магистрали на одну из боковых улиц, послышался рёв мощных моторов, и машину стали догонять четыре мотоцикла.

- Гриша, а это кто такие? – удивился Сергей, глядя, как два мотоцикла пристроились в хвост «Мерседесу», а ещё два продолжили движение с разных сторон от них.

- Это моя охрана, - отозвался Григорий. – Вообще-то на мотоциклах в качестве эскорта мы редко используем охрану. Просто я хотел
произвести на тебя впечатление.

- У тебя получилось, - Сергей откинулся назад.

Гостиница «Диамант» располагалась в хорошем районе, в стороне от жилых домов и промышленных предприятий города. Мимо гостиницы тянулось скоростное шоссе, за гостиницей пролегала широкая река, гостиница имела свой пляж. На территории комплекса имелось два бассейна, три ресторана, несколько баров, волейбольная площадка, теннисный корт, гаражи, и платная автостоянка. Всё это Григорий не без гордости поведал Сергею, слушавшему с открытым ртом.

- Надо же, - с завистью пробормотал Сергей, овладев собой. – Тебе, как и мне всего двадцать три, а ты уже владелец собственного гостиничного комплекса!

- Ну, - слегка замялся Григорий. – Это всё не совсем моё. То есть пока ещё не совсем моё. Существует совет директоров, в котором я занимаю главенствующее положение. Но уже очень скоро я стану единственным директором «Диаманта», это только вопрос времени.

Тем временем, «Мерседес» с эскортом мотоциклов подъехал к широким воротам. Створки ворот раздались в разные стороны, пропустили приехавших, и плавно затворились.

- Ничего себе! – продолжал восхищаться Сергей. – И это всё твоё?!

- Почти, - лаконично отвечал Григорий, раздуваясь от гордости.

Мотоциклы исчезли сразу же, как оказались на территории гостиницы.

Сергей с Григорием вышли из машины, и она мягко укатила прочь. Они прошли в холл гостиницы; изнутри, так же, как и снаружи, здание поражало роскошью и великолепием.

В холле к ним подбежал молодой человек в красной униформе, и принял у Сергея чемодан.

- В пятисотый номер, - только и сказал Григорий. Молодой человек кивнул, и исчез в лифте.

- Слушай, Жук, - вполголоса заговорил Григорий. – Я тебя очень прошу, не зови меня Золотым при всех, окей? Несолидно как-то. Зови меня, как и все, Григорием Петровичем.

- Ага. – Сергей без устали озирался вокруг.

Социальная сеть Френдбук