Френдбук (FriendBook)

 

ВНИМАНИЕ! СОЦСЕТЬ ФРЕНДБУК ИЩЕТ ИНВЕСТОРОВ! С ПРЕДЛОЖЕНИЯМИ И ВОПРОСАМИ ОБРАЩАЙТЕСЬ К АДМИНИСТРАТОРУ: ADMINISTRATOR

 

 

 

Френдбук - это социальная сеть нового поколения с огромным потенциалом и возможностями! Жизнь человека-это ненаписанная книга, и именно заполняя страницы этой книги живет человек. А насколько интересна эта жизнь-вы можете сами рассказать здесь-заведя свою Книгу жизни. Теперь находить друзей станет легче и интересней, ведь на нашем сайте вы сможете полноценно общаться, а так же давать различные объявления. Зарабатывайте карму-ее вы потом сможете обменять на баллы, которые вам скоро очень пригодятся-за эти баллы вы сможете покупать товары, предоставляемые нашими партнерами. Данный сервис сейчас находится в стадии разработки. А для начала вы можете почитать Книги жизни персонажей из комедийного сериала Кухня! FriendBook в переводе означает книги друзей, так добро пожаловать в новый мир друзей и их книг жизни! Заполните свою книгу жизни прямо сейчас, для этого вам надо авторизоваться (можно без регистрации -через вашу соцсеть) или зарегистрироваться для этого нажмите: ВХОД или зарегистрируйтесь:    РЕГИСТРАЦИЯ 

Обязательно поделитесь с друзьями ссылкой на friendbook или на вашу страницу на Френдбуке:
 
Найти на сайте: параметры поиска
+99 RSS-лента RSS-лента

Повести, рассказы, сказки, и наблюдения из жизни

Автор Книги жизни: Юрий Казикян
Сирена
ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Сирены — в древнегреческой мифологии морские существа, которые выглядят как полуптицы-полуженщины или полурыбы-полуженщины. Сирены обладают божественными голосами. В гомеровских сказаниях сирены звуками своих песен усыпляют путников, а затем раздирают их на части и пожирают.

=1=

Поздний вечер. Движение на городских улицах постепенно затихало. Последний трамвай, позвякивая, отправился в парк. На очередном светофоре ему наперерез вылетела дорогая иномарка. Трамвай сердито прогудел, но иномарка уже умчалась. За рулём машины сидел молодой парень. Выпитое совсем недавно спиртное толкало его на поиск новых приключений, но ничего конкретного в голову не приходило.

Парень прижал машину к тротуару и закурил. Стоявшая неподалёку полицейская "Лада" моргнула фарами и неторопливо подъехала к иномарке. Полицейский выбрался из салона, нахлобучил на голову фуражку и, поигрывая полосатым жезлом, направился к иномарке.

- Старший лейтенант Гаврюшкин, - представился инспектор, несильно постучав в водительское стекло. - Здесь запрещена парковка.

Надеждам инспектора заработать денег не суждено было сбыться. Стекло "Порше" опустилось и полицейский невольно отступил на шаг: за рулём оказался сын начальника городской полиции.

- Здрасьте! - улыбнулся парень, - я ненадолго. Придумаю, куда поехать...

Полицейский инспектор кивнул, на короткий миг вскинув руку к козырьку фуражки и вернулся в свою машину.

- Куда податься, чем заняться? - сам себя спросил Иван. - Не ехать же домой в такую рань. Может, в клуб? Ну, а почему бы и нет?

Взревев, словно дикий зверь, "Порше" резко рванул с места.

- Не жизнь, а малина, - глядя вслед быстро удаляющейся иномарке, произнёс полицейский инспектор. - Хорошо быть сыночком главного полицейского города! Ни тебе штрафов за неправильную парковку или превышение скорости, ни забот! Живи в своё удовольствие!

- Небось, в какой-нибудь ночной клуб поехал тёлок снимать, - совсем уже завистливо отозвался его напарник.

=2=

В ночном клубе, куда приехал Иван, в этот вечер было не протолкнуться. Посетителей оказалось настолько много, что охрана была вынуждена запретить вход в клуб. Но Ивана здесь знали, поэтому стоило ему припарковать машину и подойти к двери клуба, возле которой толкались желающие проникнуть внутрь, как охрана тут же пришла в движение. Двое дюжих парней протолкались сквозь толпу, подошли к Ивану, и принялись помогать ему добраться до дверей.

- Разойдитесь! Пропустите! Пропустите, кому говорят!

Один из тех, кому в этот вечер не повезло проникнуть в клуб, перегородил тройке мужчин дорогу.

- Что это за перец такой, которому можно туда, куда нельзя всем остальным? - с возмущением в голосе спросил мужчина.

- Это тот, от кого зависит, попадёте вы сегодня внутрь или нет, - соврал охранник. - Это администратор клуба.

Возмущение мужчины испарилось, а сам он, ойкнув виновато, поспешно отступил в сторону. Охранники сопроводили Ивана до дверей клуба и, пожелав хорошо отдохнуть, снова принялись сдерживать натиск несостоявшихся посетителей.

Иван, оказавшись в клубе, не теряя ни минуты, двинулся к барной стойке.

- Водки! - громко потребовал он, усевшись на табурет.

Кивнув, бармен налил стопку водки и поставил её на стойку.

- Закусывать будете, Иван Валерьевич?

Иван, одним махом опрокинув стопку с обжигающей жидкостью себе в глотку, лишь помотал головой.

- Тёлки есть? - спросил он, когда алкоголь перестал жечь горло.

Бармен молча указал взглядом сквозь толпу танцующих, туда, где за столиком сидели три ярко накрашенные девушки в вызывающей одежде.

- А других нет? - скривился Иван. - Эти так себе, ни рыба, ни мясо.

Бармен отрицательно качнул головой.

- Тогда ещё водки!

Музыка в клубе гремела, буквально разрывая барабанные перепонки, но недовольных не было; народ отдыхал и веселился. Танцующие ритмично дёргались, словно их било током, и были похожи на взбесившихся механических кукол. Иван, чувствуя, как алкоголь в его организме делает своё дело, продолжал наблюдать за окружающими.

Спустя какое-то время его ожидания увенчались успехом.

- На ловца, как говорится, и зверь бежит, - себе под нос пробормотал Иван, завидев яркую брюнетку, сквозь толпу танцующих проталкивавшуюся в его сторону.

Несмотря на полное отсутствие косметики, брюнетка была очень красива: её длинные волосы беспорядочным прядями лежали на плечах, то и дело закрывая прямой лоб, и ниспадая на чёрные глаза. Тонкие брови вразлёт, аккуратный носик, слегка полноватые, чувственные губы, и маленький подбородок - всё это мгновенно отрезвило Ивана. Стройная фигура девушки, облачённая в майку без рукавов и джинсы, настолько сильно завладела мыслями парня, что он забыл о рюмке с водкой, которую держал в руке. Пальцы парня разжались против его воли, и рюмка упала на барную стойку. Бармен тут же убрал её и протёр стойку тряпкой.

Иван увидел, как брюнетка, мельком скользнув по нему глазами, присела на свободный табурет рядом. Её мимолётный взгляд обжёг Ивана сильнее алкоголя; парень словно впал в ступор, потеряв интерес ко всему на свете.

- Мне, как обычно, - завораживающим голосом проговорила брюнетка.

Бармен, не говоря ни слова, поколдовав не долго, поставил перед девушкой стакан с жидкостью ярко-жёлтого цвета. Девушка грациозным жестом потянулась за стаканом, неторопливо осушила его, поставила на стойку, и ушла, напоследок снова стрельнув глазами в Ивана.

В молодом человеке всё перевернулась, весь мир вокруг него перестал существовать, сосредоточием всего сущего для Ивана стала неторопливо удаляющаяся женская фигура.

- Это кто? - пролепетал он, когда девушка исчезла, и в мир снова ворвались краски и громкая музыка. Резко развернувшись к бармену, Иван завалился всем телом на стойку, поддался вперёд. - Кто это?! Куда она ушла?! Где её найти?!

- Искать её не нужно, - невозмутимо ответил бармен. - Бесполезно, она не такая. Кстати, она здесь работает. Певицей.

- Кем? - переспросил Иван.

Вместо ответа бармен указал на опустевший уже танцпол. Музыка вдруг смолкла, свет сделался приглушённей. Откуда-то повалил сизый дым, застлав весь танцпол. В клубах дыма возникли две полураздетые девушки. Замершие в картинных позах, они обе были похожи на бездушных марионеток. Взгляд Ивана безразлично скользнул по их лицам и остановился на третьей девушке, на той, которая привлекла его внимание несколько минут назад.

- Under a lover's sky
I'm gonna be with you, - растягивая слова, пропела девушка низким, грудным голосом. -
And no one's gonna be around
If you think that you won't fall
Well just wait until, 'till the sun goes down,l
Underneath the starlight starlight
There's a magical feeling so right
It will steal your heart tonight.

Естественно, Иван, как и многие в зале, узнал песню из старенького кинофильма "Бар Гадкий Койот", но спетые сейчас а капелла знакомые строчки показались ему совершенно незнакомыми, прекрасной исполнительнице удалось привнести в старый хит что-то новое.

Второй раз, уже под загрохотавшую музыку девушка повторила первый куплет песни, и продолжила:

- You can try to resist
Try to hide from my kiss
But you know, but you know
That you, can't fight the moonlight
Deep in the dark you'll surrender your heart
But you know, but you know
That you, can't fight the moonlight
No you can't fight it
It's gonna get to you'r heart.

На протяжении всей песни, стоявший ближе всех к танцполу, Иван то и дело ловил на себе взгляды певицы, и буквально ощущал, как в его сердце загорается какое-то новое, неведомое доселе, чувство.

С трудом дождавшись конца выступления, молодой человек проследил взглядом, куда направилась девушка, и двинулся за ней.

- Вам сюда нельзя! - у входа в служебное помещение путь Ивану перегородил охранник.

- Мне сюда можно! - попробовал проскользнуть мимо него Иван, но охранник не позволил.

- Простите, я буду вынужден применить силу.

Молодой мужчина сжёг охранника взглядом, но был вынужден вернуться в зал. На протяжении следующих трёх часов его не покидали мысли о незнакомой красавице. Безучастный ко всему, Иван просидел за своим столиком до самого закрытия клуба и покинул здание одним из последних.

Подогнав свой "Порше" к служебному входу в ночной клуб, парень принялся ждать. Как только из здания показалась певица, Иван тут же выбрался из машины.

- Привет, - произнёс он, улыбаясь. - Не хочешь составить мне компанию?

Девушка оценивающе рассмотрела парня, затем улыбнулась в ответ, тряхнув длинными, струящимися по плечам волосами:

- А почему бы и нет?

Ободрённый такой податливостью девушки, Иван помог ей устроиться на заднем сидении, затем обошёл машину и сел рядом.

- Иди ко мне, - проговорил он, обнимая девушку. Она, не отстранившись, но и не сделав попытки обнять его в ответ, произнесла с всё той же улыбкой:

- Что, прямо здесь? В машине?

Иван, уже собиравшийся дёрнуть вниз молнию её куртки, отстранился.

- Можем снять номер в гостинице, здесь недалеко.

- Поехали.

Иван мгновенно перебрался за руль, завёл машину, и тронул её с места.

В гостинице "Апельсин" его знали, он часто появлялся в ней со своими пассиями.

- Как обычно, Иван Валерьевич? - поинтересовался администратор, принимая у парня банковскую карту. - На сутки?

Иван кивнул и уже через минуту молодые люди оказались в гостиничном номере. Не тратя времени, парень притянул к себе девушку, и впился в её губы поцелуем. Она ответила страстно, чем ещё сильнее распалила парня. Он принялся избавлять её и себя от одежды, а затем повалил на кровать.

- Как тебя зовут, красавица? - поинтересовался
он, устроившись рядом, и обняв её желанное тело.

- Левкосия, - ответила девушка.

- Как?! - удивился Иван.

- Левкосия, - повторила она, замахиваясь.

Увидев четырёхпалую когтистую лапу вместо обычной человеческой руки, Иван закричал от мгновенно охватившего его ужаса...

Открыв глаза, он не сразу вспомнил, где находится. Рядом, положив голову ему на грудь, мирно спала девушка.

- Надо бросать пить, - пробормотал парень, высвобождаясь из объятий партнёрши.

- Ты давно проснулся? - произнесла она, открыв глаза.

- Да нет, только что, - отозвался он, встав с постели, и собирая разбросанную по всему номеру одежду. - Как тебя зовут?

- Левкосия.

Парень застыл, вспомнив занесённую над ним когтистую птичью лапу. При воспоминании о приснившемся этой ночью кошмаре, по его коже прошёл озноб.

- Как? Ты иностранка что ли?

- Гречанка. - Подложив под голову подушки и натянув одеяло до самого подбородка, Левкосия наблюдала за парнем с брезгливой улыбкой на тонких губах. - Ты не подумай, я не такая.

Иван, уже натянувший брюки, присел на постель, потянулся к девушке, и обнял её.

- Это был лучший секс в моей жизни! - признался он. - Сколько я должен?

Лицо девушки вспыхнуло.

- Убирайся! - вскричала она, вырвавшись. - Я ненавижу тебя!

- Я только... - начал парень, но она не позволила договорить.

- Убирайся!

Иван, ни слова не говоря, встал, молча натянул свитер, и вышел из гостиничного номера.

- Дура! - обругала сама себя девушка, чувствуя, как по её щекам полились слёзы. - Идиотка ненормальная!

=3=

Выйдя из здания ночного клуба, Левкосия подняла под самое горло молнию, и тут увидела подпиравшего стену Ивана с букетом роз в руке.

Девушка, отвернувшись, пошла по тротуару, чувствуя, как прохладный ночной ветерок ласкает её горящие щёки.

- Постой! - Он догнал, пошёл рядом, протянул ей цветы. - Это тебе.

Покосившись на розы, Левкосия не сделала попытки принять их.

- Прости... - негромко произнёс он, опустив голову, и продолжая идти рядом.

Сделав ещё пару шагов, девушка не выдержала и забрала цветы.

- Я не хотел обидеть тебя вчера, просто...

- Просто ты всем девушкам признаёшься, что с ними самый лучший секс и всегда платишь! - перебила Левкосия.

- Прости. - Сняв с себя куртку, Иван заботливо накинул её на плечи поёжившейся девушки. - Холодно. Давай, я отвезу тебя домой.

Девушка не стала сопротивляться, когда парень развернул её за руку и повёл к своей машине. Всё так же молча она устроилась на заднем сидении, и когда Иван разместился за рулём, назвала адрес.

- Я знаю, где это. - Он тронул машину. - Ты давно живёшь там?

- Неделю назад сняла квартиру, - ответила Левкосия, стараясь не встречаться с парнем взглядами в зеркале.

- Район не спокойный. Давай, я тебе сниму квартиру поближе к твоей работе? - вдруг предложил Иван.

- Для чего? - грубо отозвалась девушка, - надеешься на то, что я из благодарности...

- Ну, хватит. - Ему удалось поймать в зеркале её взгляд. - Извинился же.

Проводив девушку до двери квартиры, Иван неожиданно поцеловал её в щёку.

- Мы сможем увидеться завтра?

Левкосия посмотрела в глаза парня и тут же отвела взгляд.

- Я собираюсь свозить тебя в такое место, которое обязательно должно понравиться тебе.

- Гостиничный номер в президент-отеле? - не удержалась от колкости девушка, но, увидев, как помрачнел его взгляд, взяла его за руку. - Извини. Заедешь за мной к одиннадцати?

Ничего не ответив, Иван поднёс к губам тонкие пальцы Левкосии, и тут же ушёл.

Она, оказавшись в своей квартире, прислонилась спиной к двери и сползла на пол.

- Ну, почему я такая дура?! - всхлипнула девушка, заплакав.

Весь следующий день молодые люди провели вместе. Когда они оказались в парке отдыха, и Иван привёл её к колесу обозрения, девушка воскликнула весело рассмеявшись:

- Это место должно было мне понравиться?

- А ты уже бывала здесь раньше? - спросил он.

- Нет, я давно вышла из возраста, когда детские карусели доставляли удовольствие!

Не говоря ни слова, Иван потянул её в стеклянную кабинку, медленно двигавшуюся по кругу. Когда они оказались на самом верху, он указал вниз:

- Смотри! Отсюда только птицы могут видеть город! Неужели вид с высоты птичьего полёта не кажется тебе прекрасным?

Левкосия вынуждена была признать, что вид на город действительно прекрасен.

- А в тебе есть что-то романтическое!

- Не ожидала? - Он притянул к себе девушку, нежно коснулся её губ своими губами.

- Честно говоря, нет... - Она почувствовала, как её голова закружилась и поняла, что это не от высоты. - Не ожидала...

После колеса обозрения были другие аттракционы, затем последовала прогулка с мороженым.

Левкосия давно уже не отдыхала так по-детски приятно. За этот день она многое узнала об Иване и перестала скрывать от себя, что влюбилась.

Когда он проводил её до дома, она сама затащила его в квартиру и повела в спальню.

- Пойдём. Я так хочу...

В эту ночь Ивану снова приснился кошмар, в котором Левкосия, превратившись в чудовище с крыльями и ногами птицы, вонзила свои острые когти ему в грудь. Проснувшись от испуга, парень долго не мог придти в себя, глядя на спавшую рядом с ним прекрасную девушку.

Когда он, успокоившись, осторожно обнял её, Левкосия, не просыпаясь, сама прижалась к нему.

=4=

Настояв на том, чтоб Левкосия переехала из неспокойного района, Иван снял для неё однокомнатную квартиру. Но сначала сделал попытку переселить её в "трёшку".

- Я не могу позволить, чтоб ты оплачивал за меня трёхкомнатную квартиру! - категорически заявила Левкосия.

- Тогда переезжай ко мне! - неожиданно для самого себя предложил он.

Девушка посмотрела на него долгим, насквозь пронизывающим взглядом.

- Ты слишком торопишься, - прошептала она и ему показалось, что в её глазах застыли слёзы.

На протяжении следующего месяца молодые люди расставались только, когда девушке надо было идти на работу. Иван не уставал уговаривать Левкосию уволиться из ночного клуба.

- Но я же не танцовщица, в конце концов! - отвечала она. - Не танцую стриптиз! Я певица, тебе нечего стыдиться!

- Я не стыжусь, - заявил однажды Иван, когда снова зашла речь об этом. - Я ревную...

Левкосия прильнула к нему, пряча лицо, чтоб он не увидел её слёз.

Регулярно встречая девушку возле ночного клуба, он провожал её домой, а потом, лёжа вместе с ней в постели, снова и снова просыпался в холодном поту от ставшего уже привычным, раз за разом повторяющегося во сне кошмара, в котором, превратившаяся в чудовище, Левкосия принималась заживо пожирать его. Об этих своих ночных кошмарах Иван боялся рассказывать девушке, но понимал, что регулярность, с которой ему снится один и тот же сон, не нормальна, и уже подумывал о том, чтобы обратиться за помощью к психиатру.

Однажды, как обычно, молодые люди неторопливо шли по ночному городу и негромко беседовали между собой. Она, чувствуя себя счастливой, улыбалась шуткам любимого, наслаждалась его голосом, но внезапно услышала хлопанье могучих крыльев.

- Ваня, берегись!

Иван почувствовал, как что-то с силой врезалось ему в спину и услышал звук рвущейся на нём куртки.

- Оставьте его! Прошу вас!

Поднимаясь на ноги после падения, парень разглядел двух вульгарно накрашенных девушек, выходящих им навстречу из-за угла.

- Красавчик, не хочешь ли составить нам компанию? - со смехом проговорила одна из девиц, кровожадно скаля острые, как Ивану показалось в неровном свете фонарей, зубки.

- Мы доставим тебе вдвое больше наслаждения, чем она! - поддержала вторая.

- Что за... - начал, нахмурившись, парень, но Левкосия оттолкнула его, закрыла собой.

- Ваня, беги! Я сама разберусь!

- Да, сестрёнка, разберись, - продолжала скалиться первая девица. - Разберись в себе, вспомни, кто ты, и не мешай нам, если не голодна!

- Оставьте его! - воскликнула Левкосия. Оглянувшись через плечо, она повторила взволнованно: - Ваня, беги же!

Иван, всё ещё ничего не понимая, извлёк из кармана пистолет, взвёл курок, и отодвинул девушку в сторону.

- Отойди, дорогая.

- Это не поможет, Ваня! - воскликнула Левкосия, увидев оружие. - Они быстрее, ты не сможешь...

- Ну, пускай попробует! - разрешила первая девица. - Я давно не веселилась перед едой!

- Я не понимаю тебя, сестра! - произнесла вторая. - Съехала от нас, живёшь с ним! С каких пор ты стала разборчива в еде?

- Не трогайте его, прошу вас! - На глазах Левкосии показались слёзы. - Не заставляйте меня...

- Ого! Это что-то новенькое! Ты собираешься драться с родными сёстрами ради того, кто должен стать нашей пищей?

Волосы встали дыбом на голове Ивана, когда он увидел, как две фигуры метнулись к Левкосии, на глазах изменяя свой облик. Впрочем, в его любимой тоже уже было мало человеческого; разведя в стороны могучие крылья, она готовилась дать отпор своим сёстрам.

- Ваня, беги же!

Забыв о том, что всё ещё сжимает пистолет в руке, и не помня себя от ужаса, Иван побежал. Он бежал так, как никогда раньше не бегал. Он бежал, не зная ещё, что пережитый только что кошмар будет преследовать его всю оставшуюся жизнь.
Часть 19
Тёплым, солнечным днём Ангела и Карина неторопливо шли, держась за руки, вдоль набережной. Широкая река, закованная в высокие каменные берега, блестела, над водной гладью, пронзительно крича, кружились чайки, время от времени стремительно падая вниз, и снова взмывая. Прожорливые голуби вальяжно прогуливались по тротуарной плитке, высматривая, нет ли семечек у кого-то из сидящих на лавочках людей. Маленькая девочка пыталась приманить их с помощью булки, но голуби не подходили, впрочем, и не улетая.
- Хорошо-то как! - с наслаждением запрокинув лицо к солнцу, произнесла Ангела и взяла подругу под локоть. - Такое счастье ходить без этих дурацких костылей!
Лёгкий ветерок развевал подол цветастого платья девушки, ласково играл её волосами.
- Я, наверное, никогда не была счастлива так, как вчера, когда с меня снимали гипс!
- Не была так счастлива даже, когда встретила своего Давида? - усмехнулась Карина, спрятав руку в кармане джинсов.
- Нет, ты что! Дэвид это совсем не то! С Дэвидом я счастлива по-другому!
- Разве можно быть счастливой по-другому? -спросила Карина. - Разве счастье бывает разным?
- Бывает, - продолжая улыбаться, негромко произнесла Ангела. - Бывает. Раньше, до знакомства с Дэвидом, я была счастлива. У меня было всё: любящие брат и сестра, любимая подружка, большой дом, дело, которое мне нравилось, и с помощью которого я очень хорошо зарабатывала. А когда в моей жизни появился Дэвид, всё стало как-то ярче! Жизнь стала ярче!
Подруги помолчали.
- А как твои дела с Андреем? - поинтересовалась Ангела.
- У меня с ним нет дел, - заявила Карина. - У меня с ним отношения! И, кажется, именно о таких отношениях я и мечтала! Иногда он без слов угадывает, о чём я думаю, представляешь? Просто молчит, а потом вдруг скажет что-то или сделает то, о чём я думала только что! Он чувствует моё настроение, и умеет всё! Я раньше никогда так сильно не влюблялась! Мне иногда кажется, что если он уйдёт, я умру.
- И мне...
Подруги обнялись, продолжая идти. Разговор постепенно сменил русло.
- Платона арестовали, - сообщила Карина.
- Да, я знаю. - Ангела нахмурилась. - Не верю, что он замышлял что-то против меня. Он слишком прям, эмоционален, не умеет бить исподтишка. Если ему что-то не нравится, и он не говорит ничего, это всё равно становится понятным.
- Я тоже так считаю, - согласилась Карина. - Не мог он из-за неразделённой любви к тебе приказать убить тебя.
- Не мог...
- Но если так, то тебе по-прежнему угрожает опасность! - заявила вдруг Карина. - Платон сидит в тюрьме вместо настоящего злоумышленника!
- Я не думаю, что кто-то хочет меня убить, - поделилась сомнениями Ангела. - На самом деле всё объясняется очень даже легко. Выйдя из тюрьмы, человек угоняет машину и сбивает на ней меня. Случайно! А этот, который влез к нам в дом ночью, собирался ограбить Данилу, а не убить меня. Хотя, если бы не Цербер, и, если бы я была той ночью в своей комнате, он наверняка убил бы меня. - Ангела передёрнула хрупкими плечами. - Ведь коллекция Данилы находится в моей комнате.
- Не знаю, у меня от всего этого голова идёт кругом! - призналась Карина. - Я так боюсь, что может случиться что-то ужасное!
- А ты не думай об ужасном, - предложила Ангела. - Думай о хорошем. Например, вы с Андреем не говорили ещё о свадьбе?
- О чём? - удивилась Карина. - Нет! Да, мы живём вместе, нам хорошо, но свадьба... Погоди, а вы?
- Что мы?
- Вы говорили с Дэвидом о свадьбе?
- Нет. - Ангела грустно вздохнула. - А так хотелось бы, если честно!
- Вот ты втрескалась, подружка! - Карина не смогла удержаться от ехидной усмешки. - Это же надо! Чего доброго ты сама вот-вот сделаешь ему предложение!
- Если честно, я уже подумываю об этом, - призналась Ангела. - Как думаешь, Ангела Крамина нормально звучит?
- Ангела Белова всё же лучше!
- Ах ты... - Ангела бросилась бежать за отскочившей от неё Кариной. - Догоню, мало не покажется!
Не переставая весело смеяться, девушки подбежали ко входу в ресторан. Швейцар распахнул дверь, приветливо улыбнулся:
- Милости просим! Проходите!
Давид, Ника, и Данила уже ждали их за столом.
- Смотрите, как она скачет! - Привстав со своего места, Белов поцеловал сестру в щёку. - Сразу видно, без костылей жизнь приятнее! Карина, салют!
- Всем привет! - поздоровалась Карина, присаживаясь рядом с Никой.
Обменявшись коротким поцелуем, Давид и Ангела не сводили с друг друга глаз.
- Может, съедим что-нибудь, пока эти двое не прожгли друг друга взглядами? - предложил Данила. - Если это случится, оставшимся в живых будет не до еды.
Ангела мгновенно покраснела от смущения. Ника несильно хлопнула брата по плечу:
- Нельзя думать только о еде, Даня!
- А о чём ещё думать в компании этих влюблённых? - развеселился Белов, тряхнув длинными волосами, и принимая у появившегося официанта меню.
- Я тебя убью! - Ангела, чувствуя, как горят её щёки, улыбнулась брату.
- Я раньше никогда не была здесь. - Ника, с интересом оглядела просторный зал, затем остановила выразительный взгляд на лице Давида. - Скажите, это трудно, содержать такой большой ресторан?
- Ну, не такой уж он и большой, - отозвался молодой мужчина. - Определённые трудности, конечно, есть, но если у вас работают толковые специалисты, то любое дело окажется по плечу. Очень важна команда, с которой вы работаете.
- Я чего-то не понимаю или в ресторанах теперь подают живых голубей? - Улыбнувшись, Карина указала на стойку бармена со стоявшей на ней клеткой с белоснежным голубем внутри.
Ни на кого не обращая внимания, бармен приоткрыл клетку, достал птицу из клетки и что-то протянул ей на ладони. Птица приняла угощение, затем развела крылья в стороны и несколько раз энергично взмахнула ими, словно проверяя, не разучилась ли летать за время своего заточения. Бармен взял голубя обеими руками, на миг опустил его за стойку, скрывая от людских взоров, затем вдруг с силой подбросил птицу к высокому потолку.
По залу пронёсся вздох удивления. В наступившей тишине было слышно только хлопанье сильных крыльев. Голубь описал круг по периметру потолка, и все, кто находился в зале, увидели, что птица сжимает в когтистых лапках маленькую коробочку ярко-красного цвета. Неожиданно спикировав вниз, голубь уронил свою ношу в ладонь Ангелы и, опустился на стол, складывая крылья.
Ангела, ещё не до конца понимая, что происходит, осторожно раскрыла оббитый бархатом крошечный сундучок, и увидела, как блеснул на свету прозрачный камень, вправленный в изящное золотое колечко.
- Ангела, ты выйдешь за меня замуж? - услышала она.
Боясь поднять вмиг ставшие мокрыми глаза, девушка еле заметно кивнула, прикусив губу.
- Да. - Негромкий девичий голос показался в тишине громким криком. - Согласна...
Тишина мгновенно взорвалась. Громко заиграла музыка, кто-то хлопал в ладоши, кто-то кричал, но Ангела была не в силах разобрать слова. Плача, она обняла Давида, спрятав лицо у него на груди.
- Нет, вы только посмотрите на неё! - Голос брата перекричал остальные голоса. - Нашла время плакать! На тебя же люди смотрят!
- Вы знали! Вы все это знали! - Теперь уже горело всё лицо Ангелы. Вцепившись в любимого мёртвой хваткой, девушка всё ещё боялась показать лицо.
- Вот только обобщать не надо, ага? - Карина тоже была удивлена всем происходящим. - От меня так же, как и от тебя, всё держалось в секрете!
- Ещё бы! - весело рассмеялась Ника. - Если бы кто-нибудь из нас заранее знал о том, что сегодня произошло, то точно рассказал бы Ангеле! Уж я бы не удержалась, как пить-дать!
С громким хлопком откупорилось шампанское, игристое полилось по бокалам.
- Налетаем, не стесняемся! - подбадривал Данила, раздавая наполненные бокалы. - Дэвид, отпусти Ангелу! Карина, знаю, ты не пьёшь, поэтому обязана выпить первый бокал до дна! Ника, подай мне горячее, я слишком долго ждал, сейчас начну умирать от голода! Ребята, все дружненько посмотрели во-о-он туда!
Появившийся фотограф принялся беспрестанно щёлкать затвором своей фотокамеры. Ангела, счастливо рассмеявшись, потянулась к своему избраннику, и прошептала ему на ухо:
- Обязательно было делать предложение публично?! Я думала, что сгорю от смущения!
- Я давно собирался сделать это, но пришлось ждать, пока с тебя снимут гипс! - отозвался Давид с улыбкой. - Не хотел, чтоб во время празднования помолвки невеста была на костылях!
Ангела ударила кулачком по плечу мужчины.
- Я тоже тебя люблю, дорогая!
Когда веселье было в самом разгаре, в зал ресторана вошёл Платон. Отыскав глазами столик, за которым сидела весёлая компания, мужчина подошёл и кашлянул, привлекая внимание.
- Здравствуйте! Это тебе, Ангела. - Платон протянул девушке цветы. - Не знаю, что тут празднуется, хочу переговорить с тобой.
- Ну, если тебе так уж необходимо переговорить с ней, то садись рядом со мной, - пригласил Данила. - Чтоб я мог наблюдать за тобой.
- Тебя отпустили? - Ника приподняла одну бровь. - Если скажешь, что сбежал, я сейчас же позвоню в полицию, и расскажу, где ты.
Платон улыбнулся шутке молодой женщины.
- Как только в дело вмешался мой адвокат, все аргументы полиции рассыпались. Меня отпустили, даже не взяв подписку о невыезде. Думаю, за мной, конечно же, приглядывают, но это ерунда.
- Знакомься, Платон, - протянула Ангела. - Это Дэвид, мой жених.
При последнем слове девушки рука Платона замерла, не дотянувшись до руки Давида.
- Довольно редкое имя, - нашёлся всё же Платон. - Счастья вам!
- Эти слова надо произносить с бокалом в руках, - заметил Данила.
- Так в чём же дело? - Платон потянулся к шампанскому, откупорил её. - Где чьи бокалы?
Через какое-то время он решился заговорить о деле, с которым пришёл.
- После того, как с тебя сняли гипс, ты за руль садилась?
- Нет ещё. - Глаза Ангелы загорелись. - А что?
- Намечается гонка, - принялся рассказывать мужчина. - Почти всё, как обычно: в заезде участвует десять экипажей, первые три места призовые, плюс к этому первый экипаж получает машину того экипажа, который придёт к финишу десятым. Я тоже участвую.
- Ты сказал, почти всё, как обычно. Что значит это твоё "почти"?
- Заезд состоится не на городских улицах, а на специально отведённом участке магистрали. В районе Старой Челюскинской дорога свивается в кольцо. Знаешь, где это?
- Но там дорога в аварийном состоянии! - ужаснулась Ангела. - Колдобина на колдобине! Асфальтовое покрытие давно нуждается в ремонте!
- Тем интереснее! - Улыбка Платона показалась хищной всем без исключения. - Или ты испугалась?
Лицо Ангелы вспыхнуло. Быстро переглянувшись с Давидом, она перевела горящий взгляд на ухмыляющегося Платона.
- В этот раз моим штурманом будет не Данила, а Дэвид!
- Да хоть папа римский! - пожал Платон плечами. - Твоё право.
- А я против! - возмутился Данила. - Ангела, на кого ты собираешься променять меня? У него нет опыта!
- Или со мной рядом будет Дэвид, или я отказываюсь участвовать! - тоном, не требующим возражений, заявила Ангела.
- Лучше сразу отказывайся! - Данила привстал, ноздри его раздувались от гнева. - Я сделаю всё, чтоб...
- Пойдём, покурим. - Давид вышел из-за стола, взял Данилу за плечо.
Не говоря ни слова, Белов направился в сторону выхода из ресторана.
- А мы с вами, давайте, выпьем, девочки, - предложил Платон, потянувшись к шампанскому.
Двое мужчин вышли на улицу.
- Ты понимаешь, насколько опасно ей водить машину?! - воскликнул Данила.
Давид достал из кармана пачку, извлёк из неё две сигареты, одну протянул Белову, вторую зажал губами сам. Поднёс к кончику сигареты огонёк зажигалки, затянулся глубоко, и лишь после этого ответил:
- Понимаю. Если, когда она будет за рулём, начнётся один из этих так называемых приступов, то...
Спокойствие Давида передалось и Белову.
- Ангела великолепно водит, - выдыхая дым, проговорил он. - Лучше кого бы то ни было. Она профессионал. Но одна она не ездит никогда, рядом с ней всегда кто-то есть. Я, Ника, или Карина. У Ангелы много машин, но ездит она только на двух из них. Это обычный, на первый взгляд, "Кайен", и спорт-седан "BMW M6 Гран купе" две тысячи пятнадцатого года выпуска.
- Ты сказал, "обычный, на первый взгляд". Что это значит?
Данила снова затянулся, присел на низкую оградку цветочной клумбы, скрестил на широкой груди могучие руки.
- Как в автошколе, у пассажира имеется возможность остановить машину, - произнёс он, глядя куда-то поверх головы Давида. - Я лично гонял обе машины в Германию для того, чтоб в пассажирский отсек каждой из них вставить педали тормоза. Да, это село мне в копеечку, но, во-первых, я могу себе это позволить, а во-вторых, безопасность Ангелы превыше всего. Если она вдруг потеряет возможность управлять автомобилем, то пассажир, сидящий рядом с ней, при наличии у него специальных знаний, сумеет остановить машину. Я, Ника, и Карина прошли специальное обучение, мы трое являемся водителями-инструкторами, поэтому не боимся, когда Ангела садится за руль. Обычно она ездит на "Кайене", "Бэху" заводит только для участия в гонках. По правилам клуба, в котором она состоит, экипаж гоночной машины должен состоять из двух человек. Это делается из соображений безопасности. Ангеле это правило на руку, она не ездит одна. Но если на "Кайене" она не увеличивает скорость, то во время гонок стрелка спидометра редко опускается ниже отметки с цифрой сто. Теперь ты понимаешь? Если вдруг с ней что-то случится, тебе не удастся справиться с машиной при помощи одних только педалей! У тебя не будет возможности переключить передачу, и ты не сможешь баранкой вывести машину из заноса! У тебя не будет баранки! Понимаешь?! Если Ангела потеряет управление, то на огромной скорости ты не справишься с машиной, у которой под капотом пятьсот шестьдесят лошадей! Пятьсот шестьдесят! А сколько лошадей под капотом у тебя? Триста? Триста пятьдесят? Пойми, BMW M6 Ангелы - это не твой грёбанный внедорожник, это спортивный болид!
Данила распалился. Вскочив, он швырнул окурок в сторону урны, и принялся маршировать взад-вперёд.
- Ты научишь меня этому. - Давид вдруг схватил Данилу за плечо, сжал, и Белов удивился про себя силе этой хватки. - Ты подготовишь меня. До гонки, о которой говорил Платон, наверное, есть время...
- Меньше недели! Наверняка! - Данила дёрнулся, но вырваться всё же не сумел. - Платон не стал бы сообщать о предстоящей гонке заранее! Я его знаю!
- Неважно, - отмахнулся Давид. - Плевать, сколько у нас времени. Если Ангела хочет, чтоб я был рядом с ней во время гонки, то я буду рядом с ней, чего бы это мне не стоило. Ты научишь меня всему, что мне может понадобиться.
- Да отпусти меня! - Силач дёрнулся так, что затрещала одежда. Вырвавшись, он отошёл, продолжая с изумлением во взгляде смотреть на спокойного парня, замершего перед ним. - Ты псих! Никто не сумеет за короткий срок сделать из тебя водителя-экстремала! Это курс, рассчитанный на несколько месяцев!
- Окей, я обращусь к Карине. - Давид отвернулся от Белова и пошёл ко входу в ресторан. - Если тебе так будет спокойнее.
- Чёрт! - всплеснув руками, Данила бросился за ним. - Да стой же, чёрт! Да, я тебе говорю!
Обойдя остановившегося Давида, силач испытывающе заглянул ему в глаза.
- Ты ведь не отступишься от своего решения, я так понимаю?
Взгляд Давида был по-прежнему спокоен.
- Я люблю твою сестру, - негромко произнёс он.
С минуту мужчины смотрели друг на друга, потом Белов обнял Давида за плечи, прижал к себе, и пошёл рядом.
- Ты псих, Дэвид! Ты законченный псих!
- Просто я хочу оправдать её доверие. И ещё: я ревную её к этому Платону. Если он будет продолжать так смотреть на Ангелу, я застрелю его из твоего пистолета!
- Ты носишь его с собой?!
- Постоянно.
- Ты псих, Дэвид! У тебя же нет разрешения на ствол!
- Я всё равно пистрелю этого Платона, если он будет продолжать пялиться на Ангелу.
- Да брось! Платоша безобиден, он не выдерживает никакого сравнения с тобой!
- Не успокаивай меня, я твёрдо намерен всадить пулю ему промеж глаз.
- Псих!!
При виде возвращающихся мужчин у Ангелы отлегло от сердца.
- О чём вы так долго говорили?
- Я согласен, чтоб Дэвид стал твоим штурманом! - Усевшись на своё место, Данила Белов посмотрел на Платона. - Когда состоится заезд?
- Примерно через неделю, не позже. - Платон пожал плечами. - Я сообщу точную дату позже.
- Пойдём, потанцуем. - Давид поднялся из-за стола, подал руку Ангеле. Она вложила свою ладонь в его, и пошла следом. Не переставая улыбаться друг другу, молодые люди слились в танце.
К семи часам вечера подъехал муж Ники, Сергей. Познакомившись с Давидом, он извинился за то, что не смог вырваться пораньше.
- Работа...
С первых минут знакомства этот степенный мужчина одних лет с Никой сумел расположить к себе Давида. Отыскав общие темы в разговоре, они какое-то время увлечённо беседовали друг с другом.
Вечер перерастал в ночь, когда решено было разойтись. Давид и Ангела подвезли Карину до дома, тепло попрощались с ней, и уехали.
Карина поднялась на свой этаж и надавила пальцем на кнопку звонка. Дверь открылась сразу же; Карина вошла, удивившись тому, что в квартире не горел свет.
- Дорогой, у нас выбило пробки? - подставив губы для поцелуя, поинтересовалась она.
- Нет. - С трудом оторвавшись от любимой, прошептал Андрей, и увлёк девушку вглубь квартиры, в сторону спальни. - Пошли спать, солнце.
- Пошли. - Девушка споткнулась в темноте об порог. - Почему ты не включаешь свет?
Не ответив, он распахнул дверь спальни. Карина увидела свечи, горящие в канделябрах. Много свечей. Они стояли на подоконнике, на комоде, на полу, на подлокотниках кресла. В их ярком, мерцающем свете постель с белоснежным бельём, усыпанная красными лепестками роз, казалась залитой кровью. Привычная обстановка предстала сейчас в новом свете, превратилась в волшебную картинку.
Карина с наслаждением вдохнула висящий в комнате стойкий аромат цветов и улыбнулась.
- Ты выйдешь за меня замуж? - услышала она голос любимого.
Сердце Карины замерло на мгновение, затем застучало в бешенном ритме, словно хотело вырваться из груди.
Посмотрев на преклонившего одно колено мужчину, протягивавшего ей раскрытую коробочку с кольцом, девушка опустилась на колени рядом, и молча взяла кольцо в руки. Очутившись на её безымянном пальце, камень словно засветился изнутри, отражая свет, отбрасываемый горящими свечами.
Карина обняла Андрея, коснулась своими губами его губ, и почувствовала, как одинокая слезинка скатилась по её щеке.
- Да...
В ту ночь они так и не заснули. Уже перед самым рассветом, когда оба оказались утомлены до предела, Карина, наконец, разжала объятия.
- Скажи, ты специально решил сделать мне предложение в один день с Дэвидом? Вы с ним заранее договорились?
- Напомни мне, когда я в последний раз виделся с Дэвидом... - Андрей приподнялся на локте, ревниво заглянул в глаза любимой. - Погоди, он сделал тебе предложение?
- Да не мне, дурачок! - от мысли, что он угадал тайное желание, о котором она не говорила даже со своей лучшей подругой, счастливая улыбка заиграла на чувственных губах девушки, и она снова обняла мужчину. - Я тебя люблю!
Часть 18.
Платон Савельев был задержан в тот же день.
- Я не понимаю, что происходит! - громко возмущался он, когда его ввели в комнату для допросов. - Схватили, заковали в наручники, привезли сюда...
- Сядьте! - оборвал Завьялов. - Не надо делать вид, что вы ничего не понимаете!
- Но я на самом деле не понимаю, с какой целью меня сюда привезли!
- Сядьте, я сказал! - повысил голос бородач. - Хватит разыгрывать комедию!
Платон подчинился.
- Я действительно не понимаю...
- Прошлой ночью был задержан Михаил Кручинин, - сообщил Завьялов. - Он работает у вас в агентстве.
- Да, Миша мой заместитель. - Платон нахмурился.
- Убив двух наших сотрудников, он проник в дом Беловых, - продолжил Завьялов.
- Убив кого?! - Платон привстал от изумления. - Но...
- Хватит разыгрывать удивление! - разозлился следователь. - Кручинин не был знаком с Беловыми, и уж тем более он никогда не бывал у них дома, и не знал расположения комнат! А вы знали! Вы много раз бывали у Беловых, и это вы послали своего зама убить Ангелу Белову!
- Что-о-о?! - протянул Платон. - Мне нужен адвокат!
- Это уж точно, адвокат вам понадобится, - кивая, Завьялов бегло просмотрел лежавшие на столе перед ним бумаги. - Но, думаю, он не спасёт вас. Я смогу доказать и то, что вы расправились с Горелым, и то, что по вашему приказу Кручинин проник в дом Беловых.
- Я всё ещё ничего не понимаю. - На лице Платона всё ещё было изображено крайнее недоумение. - Кто такой Горелый? Вы сказали, я послал Мишу убить Ангелу? Что с ней? Она жива?
- Жива. Убийца, посланный вами, не успел добраться до неё.
- Я не посылал никого, - негромко произнёс Платон, затем повторил то же самое, глядя в глаза следователя, и вдруг вскочил, рассвирипев: - я не собирался убивать Ангелу! Вы меня слышите?! Я не собирался делать этого, и никого не посылал к ней домой! Дайте мне поговорить с Ангелой! Мне необходимо поговорить с ней, вы это понимаете?! Я не собирался убивать её! Дайте мне поговорить с ней!
Платон продолжал кричать и возмущаться даже, когда вбежавшие в комнату для допросов полицейские скрутили его. Отчаянно вырываясь, он даже попытался укусить одного из конвоиров.
- Уведите, - глядя на эту сцену, только и произнёс Завьялов.
Продолжавшего брыкаться мужчину с трудом выволокли за дверь.
Часть 17.
В десять часов утра зазвонил телефон Андрея. Открыв глаза, и ничего ещё не понимая спросонья, он потянулся к лежавшей рядом девушке.
- Дорогой, это твой телефон... - не желая просыпаться, пробормотала Карина.
Начиная соображать, Андрей наощупь дотянулся рукой до лежавшего возле ночника телефона, и поднёс его к уху.
Услышанное моментально выветрило из его головы остатки сна.
- Что?! - воскликнул Андрей, резко принимая сидячее положение. - Что ты сказал?! Ничего не предпринимай, я еду!
- Что случилось? - открыла глаза Карина. - Армагеддон?
- Круче! - Андрей быстро набрал номер и проговорил скороговоркой:
- Дейл, мчись домой к Беловым! Ночью к ним в дом кто-то проник!
Сон мгновенно покинул и Карину.
- Я с тобой! - Она выпрыгнула из-под одеяла и метнулась за одеждой.
Спустя пять минут "Ниссан" Карины уже мчался в направлении дома Беловых.
- Кто это был?! - сыпала девушка вопросами, крепко держа руль, и до предела утопив в полу педаль газа. - Чего он хотел?! Ангела была дома?!
- Ничего не знаю, звонил Данила, но, судя по его не очень встревоженному голосу, вряд ли произошло что-то слишком уж ужасающее - рассказал всё, что знал, Андрей. - И тем не менее... Останови!
- Зачем? - Карина круто затормозила перед неприметным чёрным "Шевроле", стоявшим недалеко от распахнутых настежь ворот, ведущих во двор Беловых.
Андрей выпрыгнул из машины, подбежал к "Шевроле", распахнул его дверцу.
- Парни, вы всё на свете проспали...
От увиденного все дальнейшие слова застряли у него в горле.
Подойдя, и заглянув через его плечо в салон, Карина вскрикнула от ужаса, прижав руки к лицу.
- Не смотри. - Прикрыв дверцу автомобиля, Андрей обнял девушку за плечи, и двинулся вместе с ней к дому Беловых, на ходу доставая телефон, и вызывая группу криминалистов.
Данила встретил гостей на пороге дома.
- На вас обоих лица нет! - произнёс он, пожимая Андрею руку. - Что-то случилось?
- Там наши люди. Мы не знали, что Ангела переехала к Дэвиду, выставили наблюдение за вашим домом, чтоб помогли, если что... Мы собирались отозвать их сегодня, но не успели. Кто-то жестоко расправился с ними этой ночью.
- Догадываюсь, кто. - Белов повёл гостей на второй этаж. - Идите за мной. Андрюха, я сдам тебе убийцу ваших людей. Меня не было дома ночью. Два месяца назад Ника вышла замуж, а теперь и Ангелы тоже здесь нет. Для меня одного этот дом слишком велик, я редко ночую здесь, хоть и приезжаю каждый день. У меня в центре небольшая квартира... Короче, утром я приехал покормить Цербера и увидел, что входная дверь не заперта. Я вошёл, позвал Цербера, услышал его лай со второго этажа, поднялся, и вот...
Поднявшись по широкой лестнице, Андрей замер и оторопело уставился перед собой. На полу, привалившись спиной к стене, сидел широкоплечий мужчина в чёрных брюках и чёрной же безрукавке, под которой скрывались украшавшие руки мужчины цветные татуировки. На поясе мужчины висели внушительного размера ножны, правая рука его была перевязана в районе кисти; из-под бинта просочилась кровь. На лице мужчины, искажённом от боли, не было ни кровинки, оно казалось бледной маской.
Но не человек привлёк внимание Андрея. Рядом со своей жертвой, оскалив ужасающие клыки, сидел огромный доберман с вытянутой мордой и стоячими треугольными ушами. Пёс казался опасным, он, без сомнения, и был таковым, об этом говорили не только его клыки, но и умный взгляд внимательных коричневых глаз, и рельефная мускулатура, словно высеченная из камня.
При виде незнакомых людей из горла собаки вырвалось угрожающее рычание.
- Цербер, фу! - скомандовал Данила. - Место!
Пёс оборвал рычание, посмотрел на хозяина, поднялся на все четыре лапы, и, в три громадных прыжка преодолев лестничный пролёт, скрылся на верхнем этаже дома.
- Да уж, действительно Цербер! - уважительно отозвался о собаке Андрей.
- В доме нет сигнализации, она не нужна, - рассказал Данила. - Мало кто знает о том, что по ночам из комнаты Ангелы её лучший друг выходит на охрану дома. Встреча с этим псом не смертельна, он не приучен убивать. Но покалечить может запросто. Что он, в общем-то, и сделал с этим субчиком.
- Я его знаю! - вырвалось вдруг у Карины. - Он работает в агентстве Платона!
- Ребята! Что тут происходит? - на лестнице показался Пётр. Поднявшись, он окинул взглядом всю картину, и указал на валявшийся в углу охотничий нож. - Мясо разделывать собираетесь?
- Если бы. Этим ножом он наших... - печально вздохнул, не договорив, Андрей.
Пётр тихо выругался.
Эксперты-криминалисты вместе с Завьяловым приехали через полчаса.
Часть 16.
На город опустился вечер, зажигая весёлые огоньки в окнах домов, затем настала ночь; она словно укрыла городские улицы не пропускающим света одеялом. Какое-то время на улицах ещё можно было встретить запоздалых прохожих, потом не стало и их.
Район, в котором располагался дом Беловых, вообще казался вымершим. В поздний час здесь, как обычно, неслышно было ни дуновения ветра, ни шелеста листвы. Казалось, всё живое спит беспробудно.
Но это только казалось.
В доме Беловых было темно и тихо. Лунный свет, проникавший сквозь неплотно зашторенные окна, выхватил вдруг неслышно крадущуюся фигуру. Больше похожая на беззвучную тень, чем на живого человека, она быстро пересекла полосу света, такими же крадущимися шагами приблизилась к лестнице, ведущей наверх. Постояв какое-то время, и не услышав никаких звуков, фигура медленно и всё так же неслышно поднялась на второй этаж.
Но звук шагов казался неслышным лишь для человеческого уха, а людей в доме Беловых, конечно, за исключением самого злоумышленника, в эту ночь не было. Второе существо, которое находилось в доме, и на которое были возложены обязанности охранника, не являлось человеком и было прекрасно осведомлено о проникновении в дом постороннего. Существо так же обладало прекрасным зрением. Не сводя с человеческой фигуры взгляда своих тускло мерцавших в темноте злобных глаз, существо, то и дело останавливаясь, поднялось по лестнице следом. И звуки, издаваемые его четырьмя когтистыми лапами, поистине ни для кого не были слышны. Лишь, когда человек прокрался к лестнице, ведущей на третий этаж, где находилась комната Ангелы, и поставил ногу на первую ступеньку, существо издало звук, от которого человеческое сердце похолодело.
Низкое, утробное рычание, в котором явно слышалась нескрываемая угроза, способная парализовать от страха самое храброе сердце, заставило злоумышленника замереть от смеси неожиданности и животного ужаса. Медленно обернувшись, человек увидел перед собой, готовую к нападению, огромного роста поджарую собаку с вытянутой мордой.
- Чёрт, - негромко выругался, не ожидавший такого исхода событий человек, и его рука осторожно потянулась к поясу, на котором висел устрашающих размеров нож. Именно это почти незаметное движение и послужило для собаки сигналом к атаке.
Животный крик родился в человеческом горле, но так и не успел вырваться наружу. Сорока пяти килограммовая туша с тем же яростным рычанием взвилась в воздух и врезалась в грудь злоумышленника, опрокидывая его на спину, лишая возможности соображать и двигаться. Страшные клыки беспощадного зверя клацнули в опасной близости от горла превратившегося в жертву бандита, а затем сомкнулись на его запястьи, ломая, дробя кисть.
В этот раз человек закричал. Он завопил настолько громко, что его крик оказался слышен за пределами участка Беловых.
Часть 15
Негромко напевая себе под нос, Ангела раскатывала скалкой тесто, которое в недалёком будущем должно было превратиться в пирог с фруктовой начинкой. Время, проведённое с момента встречи с Давидом пролетело для неё незаметно. Девушка с головой окунулась в неизведанную для неё пучину отношений, напрочь забыв обо всём остальном. Целыми днями не покидая пределов дома, она готовила, стирала, убирала, и делала всё это охотно и с душой. Всегда находя, чем занять себя, Ангела не скучала даже, когда Давид куда-нибудь уезжал, оставляя её одну. Время же, когда он находился дома, было самым счастливым для неё. В Давиде девушка нашла всё то, что раньше доставалось ей от брата и сестры, а именно внимание и чрезмерную заботу, в которой она нуждалась. Давид умел быть чутким и терпеливо сносил её немногочисленные капризы. Ангела, видя, как он на неё смотрит, понимала, что ему хочется большего, чем объятия и поцелуи, но не торопилась уступать, уходя на ночь в отдельную комнату. Впрочем, иной раз влюблённые, засидевшись допоздна перед включённым телевизором, так и засыпали, даже во сне обнимая друг друга. Если наутро после этого Ангела просыпалась одна, то она всегда оказывалась заботливо укрыта тёплым пледом.
Но больше всего девушке нравилось смотреть на молодого мужчину, когда он спал. Если ей удавалось проснуться раньше него, то она просто лежала, стараясь не дышать, чтоб не разбудить его, и не сводила взгляда с любимого лица. Ей нравилось, когда он, открыв глаза, и встретившись с ней взглядом, первым делом целовал её в кончик носа, а затем интересовался, не голодна ли она. И всё чаще девушка начала ловить себя на мысли, что, наконец, встретила мужчину, за которого согласна была бы выйти замуж...
- Ангел, ты дома? - донеслось из прихожей.
- Нет, я ушла! - отозвалась, улыбнувшись, девушка. Её улыбка стала шире, как только Давид вошёл на кухню. Подсыпая муку под раскатанное тесто, Ангела метнула на него взгляд, полный нежности.
- Что это у нас будет? - Подойдя сади, и чмокнув девушку в макушку, Давид отщипнул от теста маленький кусок, и отправил его в рот. - М, не сладко!
- Эй! - возмущённо воскликнула она. - Не трожь! Моё! Сладким это станет вместе с начинкой.
- Жадина, - обозвал девушку Давид.
- Какой ты у меня ласковый! - Ангела зажмурилась от удовольствия, почувствовав у себя на шее губы мужчины, когда он осторожно откинул в сторону прядь её волос. - Если ты будешь продолжать в том же духе, то останешься без фруктового пирога!
- Это нельзя, то нельзя, а что можно? - Давид открыл холодильник, взял с полки початый пакет молока, глотнул из него.
- А в стакан налить не вариант? - с ехидцей произнесла Ангела.
- Да что с тобой сегодня? Запрещаешь всё, за что бы я ни взялся.
Почувствовав, как его рука бесцеремонно взлохматила её причёску, девушка мгновенно забыла о том, что её руки испачканы мукой, развернулась на месте, и хотела влепить ему пощёчину, но Давид успел перехватить её запястье.
- Что со мной? - смеясь, вырываясь, и пачкая мужчину мукой, негодовала Ангела. - Хочешь знать, что со мной? Я покажу тебе, что со мной!
Не обращая внимания на то, что лица и одежда обоих были в муке, молодые люди принялись целоваться.
- Пирог... - наконец, вспомнила Ангела. - Я хочу, чтоб ты всё-таки попробовал его сегодня...
- Честно говоря, я бы и сам не отказался попробовать его, - Давид нехотя отступил от неё. - Я в душ.
- Кстати! - вспомнила девушка, когда он уже вышел из кухни. - Тебе Данила звонил! Спрашивал, почему ты недоступен, и сказал, что заедет к вечеру к тебе на работу!
- У меня телефон невовремя сел! - вспомнил Давид, скрываясь в ванной.
Когда они ели фруктовый пирог, Ангела вспомнила ещё об одном телефонном звонке.
- Мне утром Андрей звонил! Ну, этот, полицейский, с которым сейчас Карина! Спрашивал, где я, почему не дома.
- А ты что? - смакуя горячий ещё, ароматный пирог, с набитым ртом спросил Давид.
- А что я. Пришлось назвать твой адрес. Ничего?
- Ничего, - пробубнил молодой мужчина. - Слушай, великолепный пирог у тебя получился!
- Ешь на здоровье. - Ангела нежно коснулась руки любимого. - А ты не забыл, что послезавтра мне гипс снимут?
- Как я мог забыть? Послезавтра ты, наконец-то сможешь летать, мой маленький ангел!
- А интересно, если бы у людей были крылья, то какие они были бы? - призадумалась девушка. - Перепончатые, как у летучих мышей?
- Не знаю, как у других, но твои крылья точно были бы не такими! Я убеждён, они были бы, как у птиц - большими, сильными, белыми!
- Льстец! - промурлыкала Ангела, глядя на него с любовью. - Какой же ты у меня льстец!
Ближе к вечеру Давид собрался уезжать.
- Ангел, я ненадолго отъеду, мне надо с твоим братом встретиться, - поцеловав девушку на прощание, сказал он.
- У вас с Данилой появились какие-то общие дела?
- Да так, - уклонился от ответа Давид. - Не то, чтобы дела...
Уже припарковав свой "Форд Эксплорер" возле ресторана, и направляясь к зданию, Давид увидел Данилу Белова. Мужчины обменялись крепким рукопожатием.
- Достал? - коротко поинтересовался Давид.
- Это не является для меня проблемой, - отозвался Белов, вручая ему небольшой полиэтиленовый пакет. - У меня собственное охранное агентство. Этого добра, как грязи. Пользоваться умеешь?
- Приходилось в армии, - кивнул Давид.
- Я там тебе ещё запасную обойму положил. Будь осторожен, - счёл нужным предупредить Данила.
- Думаю, он мне вообще не понадобится, просто с ним гораздо спокойнее. - Давид распахнул дверь ресторана, пропустил брата Ангелы вперёд. - Проходи. Голоден?
- С утра маковой росинки во рту не было, - признался Данила. - Забегался что-то.
- Сейчас мы это исправим.
Сев за стол, мужчины разговорились. Они не могли знать, что Ангелу снова скрутила, как всегда навалившись внезапно, адская боль. Девушка, не устояв на ногах, свалилась, как подкошенная, её тело выгнулось от боли, зубы крепко сжались, не позволяя стонам вырваться наружу, тонкие пальцы царапали паркет. Вскрикнув, девушка снова изогнулась дугой, чувствуя, как всё её тело мгновенно свело судорогой, и жуткий, ледяной холод сковал грудь, мешая дышать.
- А-а-а! - слёзы, вызванные нечеловеческой болью, застлали глаза девушки. - За что?!
Часть 14.
С наступлением утра ливший всю ночь дождь прекратился. Мокрый асфальт блестел, в неглубоких лужах отражалось безоблачное небо. Где-то в дали, словно перекинутое от одной высотки к другой, висело коромысло радуги.
Пётр, как обычно, заехал за Андреем, чтоб вместе поехать в управление. Припарковавшись возле подъезда, он прождал минут пятнадцать, но Андрей из подъезда так и не вышел. Наконец, Пётр догадался позвонить.
- Алло, ну ты где? Идёшь? Как это я где? Я возле твоего дома, где ж мне быть? Что? А предупредить, что ты не у себя дома ночевал, нельзя было? Донжуан фигов. - Обругав напарника, Пётр отъехал от дома.
Приехав в управление, он тут же прошёл в кабинет своего начальника, где кроме Андрея и Завьялова не было никого.
- Долго спишь, Дейл. - встретил Петра бородач. - Подключайся.
- Что произошло, Николай Иванович? - Пройдя к столу, Пётр сжёг Андрея взглядом.
- Найден труп Горелого, - Сообщил Завьялов, - задумчиво потирая бородатый подбородок. - И почему-то я думаю, что не сам он под поезд бросился.
- Они все не умирают своей смертью. - Пётр присел на угол стола.
- Ты узнавал то, о чём я просил тебя? - спросил у него бородач.
Пётр кивнул:
- Да, я ездил в колонию, где содержался Горелов перед тем, как его выпустили условно-досрочно. Пообщавшись кое с кем из его сокамерников, я узнал, что Горелов был буйного нрава, и не давал никому спуска. После этого, как вы и просили, Николай Иванович, я встретился с начальником этой колонии. На мой вопрос о том, как он мог подписать УДО серьёзному преступнику, которому было далеко до исправления, начальник колонии заверил меня в том, что Горелов нрава был тихого, и вполне заслуживал досрочного освобождения. Я всё же не склонен ему верить, начальник колонии производит впечатление человека, способного родную маму продать при условии, что хорошо заплатят.
- Считаешь, что Горелова освободили специально для того, чтоб он совершил нападение на Белову? - посмотрел на друга Андрей.
- Это вполне вероятно, - пожал плечами Пётр. - Но пока не доказуемо.
- Не доказуемо, пока не найдём того, кто организовал освобождение Горелова. - Завьялов поднялся из-за стола, прошёл к окну, включил стоявший на подоконнике электрический чайник. Затем достал из шкафа три чашки, банку с кофе, и сахар. - Нужно брать в разработку начальника колонии, установить его круг общения, и надеяться на то, что в скором времени он выведет нас на того, кто желает смерти Беловой.
- Да, это нужно выяснить в скором времени. - Андрей, благодарно кивнув, принял из рук начальника чашку с ароматным напитком. - Думаю, Горелова убрали за то, что он не справился с заданием, и теперь Беловой займётся другой исполнитель.
- Кстати, как она? - спросил Завьялов. - Охрана возле её дома стоит?
- Да, - отозвался Пётр, делая маленький глоток из своей чашки. - Ребята докладывают, что она безвылазно находится в доме, ни с кем не видится. К ней даже Давид не приходит.
- Не снимайте охрану, пусть постоит ещё, - распорядился Завьялов. - Если я не ошибаюсь, скоро там произойдёт какое-то событие. Горелого не зря убрали.
- Я свяжусь с парнями, предупрежу, чтоб были внимательней. - Андрей призадумался. - Слушайте, а не кажется ли вам странным, что к Беловой не приходит Давид, и она сама тоже к нему не ездит. Они не видятся. По-вашему это нормально?
- Парень ради неё обратился к нам... - Завьялов отставил чашку, глаза его внезапно загорелись. - Дейл! Срочно свяжись с Беловой, выясни, где она, и почему не дома!
- Уж не думаете ли вы, что её уже... - не договорил Андрей. - Думаю, если б с ней что-то случилось, её брат поднял бы такой шум, что...
- Белова жива! - уверенно произнёс бородач. - Но она не появляется дома, и её брат в курсе её местонахождения! Думаю, что и Давид тоже! Одни мы не в курсе, и выставили охрану возле дома, в котором Белова даже не ночует!
- Очевидно, она просто не вернулась домой из больницы, - предположил Пётр. - Или как-то тайком выбралась из дома и укатила в неизвестном направлении.
- Лишь бы это неизвестное направление не стало известно тому, кто займётся Беловой вместо Горелого! - Завьялов хлопнул в ладоши. - Хватит сидеть, парни, работаем!
Андрея и Петра словно ветром сдуло из кабинета.
Часть 13.
Платформа Крапивино находилась на самой окраине города; сразу за ней начинался лес. В Крапивино, в основном, ездили грибники и дачники, электрички сюда ходили регулярно. Через платформу Крапивино так же ходили поезда дальнего следования, они проносились, не останавливаясь на крохотной по своим размерам, пригородной станции.
Поздним вечером, когда на улице уже стемнело, по платформе прогуливался мужчина, одетый во всё тёмное. Кроме него на перроне было всего несколько человек, да и те находились на порядочном отдалении. Мужчина, подняв воротник демисезонной куртки, закрыл им шею от не по летнему прохладного ночного ветер и нервно закурил. Вглядываясь куда-то в темноту, простирающуюся за железнодорожными путями, мужчина подошёл к краю платформы. Затянувшись горьким дымом в последний раз, он щелчком запустил окурок в сторону, повернулся, и вдруг неожиданно для себя нос к носу столкнулся с кем-то высоким и плечистым.
- Мы передумали, Горелый, ты больше не нужен, - негромко произнёс убийца, ударяя свою жертву ножом.
Вдали, быстро приближаясь, показались яркие огни состава.
- Я не... - быстро теряя силы, прохрипел умирающий.
- Ты не нужен, - повторил неизвестный, толкая ещё живого мужчину под поезд.
Часть 12.
- Ангела, где ты?! - кричал в трубку Платон Савельев. - Твой телефон несколько суток недоступен, тебя нигде нет, Данила и Ника не говорят, где ты, а Карина вообще пропала куда-то! Я не понимаю, что происходит! Что, что? Ты сломала ногу и говоришь, что всё в порядке?! Ничего себе порядок! Где ты, я спрашиваю! В больнице? Ну, должен же я знать, куда нести то, что обычно несут в больницу. Ну, цветы, фрукты какие-то... Что? Ты не в больнице? А где? Как это не можешь сказать! Мне? Ты забыла, что я твой лучший друг?! Перестань, я тебе говорю... Ангела! Ангела! Чёрт! - Вскочив, Платон отбросил телефон, в бессильной ярости смахнул со стола стопку бумажных листов, затем схватил чашку с недопитым кофе, и с размаху грохнул её об пол. - Чёрт! Чёрт!
Дверь приоткрылась.
- Платон Валерьевич, что-то случилось? - секретарша вошла, обвела взглядом царивший в кабинете бардак.
- Да, я случайно уронил чашку, - соврал мужчина, с трудом овладев собой, и направился к выходу из кабинета. - Анна, пришлите уборщицу прибраться тут.
- Хорошо, Платон Валерьевич, будет сделано, - пообещала секретарша.
Платон Савельев являлся главой одного из крупнейших в городе рекламных агентств. Не смотря на то, что ему лишь в следующем году должно было исполниться тридцать, и многие из его подчинённых были старше него, Платон по праву занимал свою должность. Придя в неполные двадцать простым рекламным агентом, он, благодаря своим деловым качествам, данным ему от природы, сумел за девять лет достичь небывалых высот, и теперь почивал на лаврах. Это был высокого роста, худой блондин с короткой стрижкой, немножечко сумасбродный, способный в пылу гнева без веской причины уволить лучшего сотрудника компании; никто из его работников не считал себя застрахованным от безумных выходок генерального.
Покинув свой кабинет, Платон спустился по мраморной лестнице на первый этаж, и замер от удивления.
- Карина? - скорее самого себя, чем кого-то другого, спросил он, увидев эффектную брюнетку с длинными, отливающими синевой волосами, беседующую с одним из агентов. - Карина! Я не верю глазам своим! Я только что говорил о тебе с Ангелой! Куда ты пропала?!
Брюнетка, не выпуская руку мужчины, с которым пришла, повернулась к Платону.
- Привет! - с искренней улыбкой, озарившей её и без того красивое лицо, произнесла Карина. - Я не пропала, всё так же хожу на работу, а теперь вот пришла к тебе. У меня закончились визитки.
- Почему ты не обратилась прямо ко мне? - одёрнув на себе пиджак, Платон встретился взглядом с внимательным, всё подмечающим взглядом спутника Карины.
- Не хотела беспокоить тебя ради такой мелочи, - ответила брюнетка. - Мальчики, знакомьтесь. Платон, это Андрей. Андрей, это Платон.
- Очень приятно, - протянул руку Платон.
- Взаимно, - кивнул Андрей.
- И всё же ты могла мне позвонить, - снова посмотрел на Карину Платон. - Между прочим, я не могу до тебя дозвониться уже, наверное, с неделю.
- Прости, пожалуйста. - Девушка бросила на своего спутника короткий взгляд, щёки её залил лёгкий румянец. - Я в последнее время действительно о многих позабыла.
- Хорошо, что не отрицаешь. - Платон принюхался. - Боже мой, что это? Чем пахнет?
- Я ничего не чувствую, - разметав по плечам волосы, качнула головой девушка.
- Это твои духи, ты великолепно пахнешь! - заявил Платон.
- Спасибо! - поблагодарила девушка. - Ты такой галантный, явно что-то от меня хочешь, только я не могу понять, что.
- Ты располагаешь временем? - Платон взял Карину под локоть с другой стороны от Андрея. - Приглашаю вас попить вместе со мной кофе.
- Ну, пойдём, - поймав кивок Андрея Карина улыбнулась ещё шире. - И всё-таки, Платоша, что тебе от меня надо?
Уже, когда все трое сидели за столиком уютного кафе, располагающегося в соседнем здании, Платон признался, что хочет знать, где находится Ангела.
- Я целую неделю дозванивался до неё! Она сказала, что сломала ногу и, что у неё всё в порядке! - одним залпом опустошив свою чашку, Платон переводил взгляд с Андрея на Карину, и обратно. - Вот скажите мне, как может быть всё в порядке у человека, который сломал ногу?
- И тем не менее. - Карина слегка пригубила из своей чашки. - Уверяю тебя, у неё всё хорошо. Беспокоиться не о чем.
- Ну, как это не о чем! - настойчиво произнёс Платон. - Может, случилось что-то и я смогу помочь...
- Случилось только то, что Ангела влюбилась и ей не нужна помощь, - сообщила Карина.
Кофейная чашка в руках Платона треснула. Мужчина замер, уставившись на Карину, затем улыбнулся, кивнув.
- Ах вот оно что! - прежним тоном проговорил он. - Понимаю.
- Платоша, ты извини. - Участливо сжав кисть мужчины, Карина вышла из-за стола, сразу же встал и Андрей. - Нам надо бежать, дела.
- Понимаю, - не двинулся с места Платон.
- Пока.
- Пока.
Андрей и Карина ушли, оставив Платона сидеть с перекосившимся лицом.
- Мне показалось, что его инфаркт хватит, - заметил Андрей, вместе с Кариной идя к машине.
- Он любит Ангелу, - отозвалась девушка. - Мне кажется, он по настоящему любит её, но она никогда не давала ему надежды.
- В таком случае его можно только пожалеть.
- Да уж. Наверняка он понимал, что его чувство невзаимно, но продолжал упорно добиваться своей цели.
- Мне даже эта его назойливость показалась подозрительной, - признался Андрей, распахивая перед спутницей водительскую дверцу "Ниссана".
- Платон виден, как на ладони. - Карина устроилась за рулём, дождалась, пока мужчина обойдёт машину, и устроится рядом, затем завела двигатель. - Всё, о чём он думает, ясно написано у него на лице. Я уверена, в отношении Ангелы у него нет гнусных намерений.
За всю дорогу до холостяцкой квартиры Андрея молодые люди не проронили ни слова. Он украдкой рассматривал её точёный профиль, девушка же была сосредоточена на вождении. Поднимаясь на второй этаж, он легонько приобнял её за талию, и лишь в квартире жадно прижал девушку к себе.
- Андрюша, что ты творишь! - Карина, рассмеявшись, гибкой пантерой выскользнула из его объятий и застыла, уперев кулачки в бёдра: - господин, полицейский, что это вы себе позволяете, а? Разве можно так обращаться с дамой?
- Я что? Я ничего, - сделав вид, что он смущён, Андрей улучил момент и снова схватил девушку. - Теперь я не отпущу тебя!
- Не отпускай, - эхом отозвалась она, чувствуя, как сразу становится податливой куклой в сильных мужских руках.
- Не уйдёшь!
- Никуда не уйду...
- Никогда!
- Никогда, никогда...
Молодые люди принялись целоваться, моментально позабыв обо всём на свете.
Часть 11.
- Ангела, - позвал Давид, входя в дом. Небрежно бросив ключи на комод и прислонив к стене длинный бумажный свёрток, он посмотрел в сторону кухни, затем двинулся к комнате, которую выделил для своей гостьи.
- Ангела, где ты? - произнёс он громче.
- Здесь я! - донёсся из гостиной слабый девичий голос.
Молодой мужчина вбежал в комнату и увидел девушку, лежавшую на полу с бурно вздымающейся грудью.
- Опять?! - Давид упал на колени рядом с девушкой, осторожно приподнял её голову, всмотрелся в глаза любимой. - Как ты? Это опять случилось?!
- Да, - увидев в его взгляде тревогу, - плаксиво произнесла Ангела. - Кажется, я себе шишку на затылке набила! Болит очень...
- Шишка это ничего, - поднявшись с пола вместе с девушкой на руках, Давид пошёл к дивану. - Шишка это поправимо! Давно это случилось?
- Не знаю! - Ангела плакала, спрятав лицо на груди мужчины. - Меня неожиданно скрутило!
- Ну, ничего! Сейчас мы с тобой успокоимся, и попьём чаю с вареньем. С малиновым! Ты же любишь малиновое варенье, - успокаивающим голосом говорил Давид. Уложив девушку на диван, он аккуратно пристроил её перевязанную ногу, и снова с тревогой посмотрел на девушку. - Мне эти твои непонятные боли не нравятся.
- А уж мне-то они как не нравятся... - уже успокаиваясь, всхлипнула Ангела. - Но это, наверное, не страшно, я думаю, что это крылья... Какой из меня ангел без крыльев? Вот отрастут крылья и боль уйдёт, не вернётся больше никогда...
- Не вернётся. - Стоя на коленях перед диваном, Давид пригладил ладонью растрепавшиеся волосы девушки. - Я могу для тебя что- то сделать?
- Ага. - Ангела подняла на него заплаканные глаза. - Не оставляй меня никогда! И давай пить чай с малиновым вареньем!
Когда она, уже полностью успокоившись, допивала вторую по счёту чашку чая, Давид вспомнил, что у него есть сюрприз.
- Для меня?! - удивлённо и одновременно радостно улыбнулась девушка.
- Пока у тебя на ноге гипс, самостоятельно ходить ты не можешь, правильно? - Давид вышел из кухни, его голос донёсся уже из прихожей. - Я подумал, что не плохо было бы, если бы ты смогла ходить хотя бы по дому.
Вернувшись, молодой мужчина продемонстрировал костыли. Ангела поперхнулась чаем.
- Ты решил подарить мне костыли? - звонко расхохоталась она.
- А что, мне кажется, в твоём положении это очень даже полезная вещь! - заметил Давид. - Точнее, две вещи!
- Это точно! - Ангела смеялась так, что из глаз у неё полились слёзы. - Это незаменимые вещи! Ты прав!
- Я ей, можно сказать, подарил способность самостоятельно передвигаться по дому, а она смеётся вместо того, чтоб обсыпать меня благодарностями! - в притворной обиде восклиунул он. - Неблагодарная!
- Ну, иди ко мне, я обсыплю тебя благодарностями! - продолжая заливисто смеяться, с трудом смогла проговорить она. - Иди, я тебя всего обсыплю благодарностями!
Давид подошёл к стулу, на котором сидела девушка, опустился перед ним на одно колено. Смех её внезапно оборвался, лицо Ангелы сделалось серьёзным.
- Спасибо тебе... - прошептала она, потянувшись к нему губами.
- За что? - негромко спросил он, поцеловав девушку.
- За то, что думаешь обо мне...
- Я делаю это постоянно...
Спустя полчаса, когда влюблённые, переместившись в гостиную, всё ещё целовались, во входную дверь кто-то требовательно позвонил. По дому разнёсся колокольный звон.
Ангела оттолкнула от себя Давида и попыталась вскочить с кресла. От резкого движения боль в сломанной ноге дала знать о себе. Девушка вскрикнула.
- Это он! Спрячь меня! Он убьёт меня! Он точно убьёт меня, если найдёт тут! Что ты стоишь?! Сделай что-нибудь, спрячь меня!
- Да что за паника? - Давид с удивлением смотрел, как девушка, схватив костыли, неумело попыталась вскочить.
- Это Данила! Я совсем забыла сказать тебе! Он позвонил перед тем, как у меня случился приступ, спросил, где я! Я не стала обманывать, назвала твой адрес, теперь он приехал для того, чтоб убить меня!
Хмыкнув, Давид отправился открывать. Данила Белов ворвался в дом, словно поезд, грубо оттолкнув хозяина в сторону.
- Где она?! Ангела!
- Ребятки, а вас я попрошу остаться на улице! - потирая ушибленное плечо, Давид успел захлопнуть дверь до того, как в дом ворвутся охранники Данилы.
- Ангела! Ангела, выходи! Я знаю, что ты здесь! - Великан метался по комнатам, от его богатырского крика задрожала хрустальная люстра в гостиной.
- Ну, что ты ревёшь? - прислонившись к дверному косяку, спокойно спросил Давид, когда Белов в очередной раз проносился мимо него. - От твоего рёва скоро рыбки в аквариуме оглохнут.
- Где она?! - Данила схватил мужчину за грудки, встряхнул его так, что у Давида клацнули зубы. - Я убью тебя! Нет! Я убью её! Я вас обоих убью! Ангела, где ты?!
- Она не выйдет, пока ты не успокоишься. - Давид схватил руку Данилы, выверул её. От неожиданости силач отпустил его. - Объясни, что с тобой, в конце концов. Тебя бешеная собака укусила?
- Моя сестра ни с кем не будет жить гражданским браком! - проревел Данила. - Она сможет переехать к тебе только после замужества!
- Обстоятельства таковы, что... - начал Давид.
- Обстоятельства таковы, что я запрещаю! - перебил Белов. - Любите друг друга? Да на здоровье! Хотите жить вместе? Пожалуйста! Я не собираюсь мешать вам! Но сначала вы должны официально зарегистрировать брак! Поженитесь, и любите друг друга, живите друг с другом, и делайте, что захотите! А до тех пор моя сестра будет жить в моём доме!
- Даня, я люблю его, - раздался негромкий голос из-за спины Данилы. Обернувшись, мужчина увидел сестру. Одной рукой Ангела опиралась на костыль, а другой держала Давида за руку. - Прошу тебя, Даня, отпусти меня. Я не могу без него, мы с ним больше полугода знакомы, за всё это время и дня не проходило без того, чтоб я не засыпала с мыслью увидеть его. Мне кажется, нет, я уверена в том, что полюбила его задолго до того, как он пришёл ко мне в больницу, понимаешь? Если хочешь, называй это первой детской влюблённостью или любовью с первого взгляда, но я не хочу жить без него.
Ангела замолчала, продолжая смотреть на Данилу. С минуту брат и сестра не отводили взглядов, затем Данила, снова взревев, бросился вон из дома.
Громко хлопнула входная дверь.
- Куда это он? - Давид поднял девушку на руки, донёс её до дивана, аккуратно уложил, и нежно коснулся губами её лба.
- Не знаю. Возможно, за пистолетом.
Давид фыркнул.
- Что ты смеёшься? - улыбнулась Ангела. - От Дани всего можно ожидать. Вообще, хочу сказать, что я вся в него, мы с ним оба сумасшедшие. Не то, что Ника.
- Ну, глядя на твоего брата, иногда можно принять его за буйного, - осторожно признал Давид. - Но это нормально, он твой брат, беспокоится за тебя. А вот ты мне кажешься вполне рассудительной девочкой.
- Эта рассудительная девочка однажды чуть не застрелила человека! - хихикнула Ангела и, увидев, как взметнулись брови Давида, продолжила: - Я тебе не рассказывала? Нет? Так вот, однажды я выиграла очередную гонку и должна была получить машину того, кто пришёл к финишу последним. Таковы правила. Но тот парень отказался расстаться со своей машиной. Это был мой знакомый, он долгое время пытался ухаживать за мной, но я никак не поощряла его. И он почему-то решил, что я или смирюсь с тем, что он нарушил правила и не отдал мне свою машину, или буду бегать за ним, упрашивать его расплатиться со мной. Мы с ним здорово поругались прямо на финише, на глазах у многих свидетелей, и когда я исчерпала все свои аргументы, и поняла, что он тупо кинет меня, я просто выхватила у Дани из кармана пистолет, и всю обойму выпустила в несчастную машину! Потом этот парень рассказал, что почувствовал, как две пули, одна за другой, просвистели возле самого его уха. Может, врал, а может, и нет.
- Ничего себе! - поражённо воскликнул Давид. - Я смотрю, ты горячая штучка!
- Об меня обжечься можно! - смеясь, закивала головой Ангела. - Я тогда подумала, что Даня убьёт меня, так сильно он разозлился!
- А он всегда носит с собой заряженный пистолет?
- Почти всегда. Однажды это спасло ему жизнь. У него есть разрешение на холодное и огнестрельное оружие. - Ангела сделалась серьёзной. - Ты, наверное, думаешь, что я избалованная, жадная дура. У меня есть всё, что нужно для счастья, мне принадлежит целый автопарк, пусть и не большой, но состоящий из очень дорогих машин, а я пожадничала ещё из-за одной машины.
Давид прикрыл своей ладонью рот девушки, помешав ей договорить.
- Не важно, какой у тебя счёт в банке или сколько болидов в твоём автопарке. Важно то, что правила должны соблюдаться. Я соблюдаю какие-то правила, ты соблюдаешь их, и остальные тоже должны, иначе в мире наступит хаос.
Во входную дверь снова позвонили, по дому опять раздался колокольный перезвон.
- Сегодня ко мне гости прямо косяками идут, - прокомментировал Давид, направляясь к двери. - Прямо день открытых дверей какой-то.
На пороге стоял Данила Белов. В одной руке у него был целлофановый пакет с фруктами, в другой силач держал сразу три бутылки шампанского.
- Впустишь? - спросил он.
- Что за вопрос? - обиделся Давид, посторонившись. - А что...
- Организуй закуску быстренько. - Данила вручил ему фрукты, а сам, зажав в каждой руке по бутылке, прошёл в гостиную. - Не стой, Дэвид, у меня мало времени! Через пару часов у меня важная встреча!
Хмыкнув, Давид отправился на кухню. Очистив, и нарезав наскоро несколько бананов и яблок, он разложил их вместе с дольками апельсина и виноградными гроздьями на хрустальном блюде, затем взял три бокала, и отнёс всё это в гостиную.
- Ну, давайте, за вас! - Негромко хлопнув, откупорилась бутылка; Данила разлил шампанское по бокалам. - Я не понял, что вы замерли оба, как не родные?
Ангела и Давид одновременно протянули руки, приняли полные бокалы из рук у Белова.
- Даня, ты лучший! - только и произнесла девушка, принимая сидячее положение.
- А то! - озорно подмигнув сестре, силач опускаясь прямо на пол, и посмотрев на Давида. - А ты так и будешь стоять или тоже присядешь? Говорю же, у меня мало времени.
Сидя перед диваном, мужчины схлестнули свои бокалы с бокалом девушки. Данила одним махом допил игристое до дна.
- Так не пойдёт, ребятки! - сурово произнёс он, потянувшись к фруктам. - Или вы пьёте, как и я, или я насильно вливаю в вас шампанское!
Все дела отступили на задний план. Забыв обо всём на свете, трое молодых людей пили шампанское, заедая его фруктами, и обменивались весёлыми шутками. Ангела заразительно смеялась и, глядя на неё, Данила чувствовал себя счастливым. Когда ему пришло время уходить, он попрощался с сестрой, поцеловал её в лоб.
- Я провожу тебя, - вместе с Данилой пошёл к выходу Давид. Уже, когда они были во дворе, он спросил: - слушай, Ангела мне говорила о своих...
- Приступах? - помрачнел Белов. - Это не приступы. Когда-то мы думали, что у неё эпилепсия, но диагноз не подтвердился. Лучшие врачи страны не могут сказать, что с ней. Я возил её и за границу, но там тоже ничего выяснить не удалось. Всё, что известно, это то, что у неё в любой момент может начаться дикая боль в районе лопаток. Боль настолько невыносима, что Ангела подолгу потом приходит в себя. Эти, как она говорит, приступы, случаются абсолютно бессистемно, и могут длиться от нескольких минут до часу. В такие моменты помочь ей нельзя, надо просто проследить за тем, чтоб она не задохнулась.
- Я понял, спасибо. - Давид пожал протянутую руку. - Всё будет хорошо.
- Не сомневаюсь! - в компании своих охранников двинувшись к калитке, Данила поднял на прощание правую руку. - Сделай её счастливой!

Социальная сеть Френдбук